MICE в Монако Премия

Waldorf Astoria

Если вы остановились в знаменитом отеле Waldorf Astoria в Нью-Йорке, выходить в город совершенно необязательно, считает Анна Семида

«Парадный вход в Waldorf Astoria с Парк-Авеню, — говорит водитель, когда мы подъезжаем к высокому зданию в 47 этажей. — Однако постояльцев с багажом нам предписано высаживать в так называемом гараже».

Пока автомобиль поворачивает на соседнюю улицу, можно успеть изучить фасад архитектурного шедевра, построенного в рекордные сроки, всего за два года. Когда-то в названии гостиницы присутствовал математический знак равенства, который должен был сгладить разногласия двух родственных семейств, совместно владевших отелем. Теперь вместо него на сдержанной вывеске на фасаде стоит дефис, хотя официальное современное написание Waldorf Astoria предполагает лишь пробел.
Автомобиль заезжает в небольшой внутренний дворик. «Вам нужна помощь с багажом?» — спрашивает меня чернокожий портье, я отказываюсь и открываю двери в американскую легенду.
В главный исторический отель Нью-Йорка, а значит и всей Америки, я попадаю не с парадного входа. Это не проявление неуважения, а продуманный ход и забота о туристе: человеку с чемоданом нечего делать в историческом лобби, где нет даже эскалаторов, а лишь мраморные лестницы. По ним следует взбежать налегке и тут же начать разглядывать недавно восстановленный мозаичный пол (назидательную картину «Колесо времени»), монументальные настенные росписи, открытые за фальш-панелями во время последней реставрации, гигантские вазоны и парадные бальные комнаты The Imperial и The Vanderbilt. Эти залы когда-то назывались Supper-clubs, здесь ужинали и слушали живые выступления. Звездой The Vanderbuilt был Фрэнк Синатра, причем выступал он в обоих амплуа — и как артист, и как посетитель.
Все это я увижу позже, когда получу карточку от номера, который к моему приезду все еще не готов. Заботливый администратор советует мне выпить коктейль в Peacock Alley (тут же, напротив стойки регистрации) и сделать селфи на фоне знаменитых уолдорфских часов, созданных для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году и украшенных третьей из известных мне и самой маленькой из всех Статуей Свободы.

РОЯЛЬ КОУЛА ПОРТЕРА И СУХОЙ ЗАКОН


Первая остановка в Waldorf Astoria — ресторан Peacock Alley, где меня ждет антикварный рояль Коула Портера, расписанный цветами, а за длинной барной стойкой стоит алко-гуру Фрэнк Кайафа, предлагающий отменные авторские коктейли. «Чаще всего здесь заказывают The Peacock ($18) на клюквенной водке, — говорит Фрэнк. — Но мой любимый называется Globetrotter ($19) — это темный ром, смешанный с хересом и итальянским ликером на травах Amaro». У Фрэнка можно смело просить и классические коктейли, в том числе несколько версий (до принятия сухого закона и после) знаменитого Old Fashioned, который был популяризирован именно в Waldorf Astoria.
Вечером за рояль Коула Портера, прославленного американского композитора и поэта-песенника, садится пианист. Он выдает ненавязчивую классику, мелодии из кинофильмов, прославившие Портера, и джазовые композиции. Посетителям играть на рояле строжайше запрещено.

БЫК, МЕДВЕДЬ И ПЧЕЛЫ НА КРЫШЕ


Вопрос денег в Waldorf Astoria так или иначе всегда витает в воздухе. Вечером в стейк-хаусе Bull&Bear, облюбованном финансовой элитой с Уолл-стрит, яблоку негде упасть. Клиенты — состоятельные джентльмены в классических костюмах и их элегантные спутницы — пьют и едят на фоне бегущей биржевой строки. Этот ресторан — квинтэссенция американского успеха и олицетворение благородного мира старых денег. Здесь обсуждают биржевые новости и заказывают стейки, чья цена варьируется от $47 за New York Strip до $100 за Black Wagyu из японской говядины. Однако стоит обратить внимание и на те позиции, которые прославили Waldorf на весь мир: тот самый салат «Уолдорф» ($19) и знаменитый торт «Красный бархат» ($16) подаются в Bull&Bear особенно изысканно.
Стейк-хаус Bull&Bear
Этот ресторан — квинтэссенция американского успеха и олицетворение благородного мира старых денег. Здесь обсуждают биржевые новости и заказывают стейки, чья цена варьируется от $47 за New York Strip до $100 за Black Wagyu из японской говядины
Салат «Уолдорф»
Салат из сельдерея с яблоком, виноградом и грецкими орехами по легенде был изобретен в отеле «Уолдорф Астория». За шикарным названием скрывается одно из самых легких и здоровых явлений кулинарии
Торт «Красный бархат»
Этот уникальный десерт получает красный цвет благодаря использованию в качестве красителя натуральной свеклы
В какой-то мере визитной карточкой отеля, кроме «быка» и «медведя», стали живые пчелы, завезенные на крышу гостиницы несколько лет назад. Пчелиные ульи стоят среди фруктовых деревьев, растущих в кадках. Прямо в центре Нью-Йорка пчелы производят настоящий уолдорфский мед под названием From top of the Waldorf , который используют при приготовлении вкуснейших медовых пирожных «макаронов» (их подают к пятичасовому чаю в Peacock Alley). Мед можно купить в отдельной банке и привезти в качестве ценнейшего сувенира.

ЯЙЦА «БЕНЕДИКТ» И ГОРОДСКИЕ ЛЕГЕНДЫ


Трудно уехать из Waldorf, не попробовав на завтрак знаменитых яиц «Бенедикт» в брассерии Oscar’s. Она носит имя Оскара Чирки, легендарного метрдотеля, известного как «Оскар из Уолдорфа». Хотя он никогда не работал шеф-поваром, его имя прочно ассоциируется с американской кулинарией: именно ему приписывают создание всех знаковых блюд Waldorf. Главное наследие Оскара — так называемая «Книга рецептов», или Oscar’s cookbook. На нее можно посмотреть в архиве гостиницы, которым заведует Эрин Олсоп. «На самом деле у нас нет полной уверенности, что салат „Уолдорф“, торт „Красный бархат“ и яйца „Бенедикт“ были изобретены в Waldorf Astoria, — говорит Эрин. — Однако городские легенды сыграли свою роль. Нет никакого сомнения, что именно здесь все перечисленные блюда стали необыкновенно популярны и получили статус кулинарных икон». Кухня отеля оказала значительное влияние на американскую гастрономию, да и сейчас в буквальном смысле является самой большой в Нью-Йорке, занимая целый этаж. До сих пор здесь можно увидеть девиз Оскара Чирки: «Сложное мы делаем немедленно. Невозможное — на пару минут дольше».

НОВЫЙ ВКУС УОЛДОРФА


В этом году глобальный гостиничный бренд Waldorf Astoria объединил усилия с фондом Джеймса Берда, чтобы отдать должное легендарному кулинарному наследию отеля, а самое главное — создать новый Вкус Уолдорфа.

Пять именитых шеф-поваров Waldorf Astoria встали в пары с молодыми поварами Америки, победителями отборочных туров фонда Джеймса Берда, чтобы вместе провести неделю и предложить для финала конкурса блюдо, которое должно войти в меню всех Waldorf Astoria на целый год.

Знаменитый мишленовский шеф-повар Пьер Ганьер (Waldorf Astoria, Берлин) в паре с Крисом Каджиокой представил «Бархатный суп из тыквы», процитировав в названии легендарный торт «Красный бархат». «Сегодня вся кухня без исключения мультикультурна, — сказал Пьер Ганьер. — Если вы ходите создать блюдо-икону, то оно должно быть простым и нежным на вкус».
«Блюдо для ресторана и блюдо для отеля — это две совершенно разные истории, — считает шеф Джефф Галвин (Waldorf Astoria, Эдинбург). — Проделав долгий путь и устав в дороге, не каждый турист готов к экспериментам. Для отеля крайне важны так называемые „комфортные блюда“, приготовленные из знакомых ингредиентов». Действительно, шотландские яйца в фарше из дичи — блюдо братьев Галвин, созданное в сотрудничестве с молодым шефом Карой Стэдлер, — произвели большое впечатление, но все же не завоевали первого места.

По итогам голосования жюри победа досталась «Ризотто из корня сельдерея с яблоками, лесными орехами и черным трюфелем» Хайенца Бека (Waldorf Astoria, Рим) и Дэвида Поузи. «Наше блюдо сезонное и очень полезное. Оно создано из тех же самых ингредиентов, что и салат „Уолдорф“. Хотя это ризотто, в нем совершенно отсутствует рис, — комментирует свою победу Дэвид Поузи. — В его основе лежит мелко нарезанный корень сельдерея, который имитирует зерна риса».

Начиная с 1 апреля новый Вкус Уолдорфа — «Ризотто из корня сельдерея» — можно заказать во всех отелях сети Waldorf Astoria.

waldorfnewyork.com
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Журналистка Ника Ганич выпустила гастрономический путеводитель по Латвии
Relax. If you can… («Расслабься, если сможешь…»)
Отказ от промышленного разведения животных: миф или реальность ближайших лет?
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку