MICE в Монако Премия

Время детское

Илья Сачков, основатель и гендиректор компании по предотвращению и расследованию киберпреступлений Group-IB, рассказывает о том, как он путешествует во времени. Как оказалось, для этого Илье понадобилась дополнительная трудовая книжка, где указана его вторая должность – воспитатель. Зачем преуспевающему молодому бизнесмену общение с детьми и беспокойная работа вожатого, он рассказывает в своей колонке

Куда можно путешествовать? Да куда угодно…
Были бы сильные ноги, много времени и деньги на билеты. Города, острова, отели, горы, пещеры, реки.
Но вот куда путешествовать нельзя, так это во времени. Ни за какие деньги, даже если есть хорошие связи. Химия не в счет. Правда, я, с кое-какими ухищрениями, научился. Кто меня знает, подтвердит, что я не псих. Я, правда, умею возвращаться в детство. В ту волшебную страну, где точно есть чудеса.
Как я это делаю? Раз в год-два езжу вожатым в детский лагерь, в котором вырос. Это не попытка красиво начать колонку. Это правда и… самое настоящее путешествие во времени.
У меня даже есть вторая трудовая книжка, в которой моя должность – воспитатель.
 В этом году я отработал в лагере «Полюс» весеннюю смену, которая длилась неделю. До поездки в лагерь я решал совсем другие проблемы – правильный выбор юрисдикции для торговли нашими средствами защиты в Европе и написание стратегии развития одного правления. Мы придумывали безумно изощренные алгоритмы детектирования работы киберпреступников на раннем этапе, планировали бюджеты, составляли сложные трудовые договора. Но здесь, в «Полюсе», мои задачи сразу же круто изменились: самым важным было, чтобы наше театральное представление длилось не более десяти минут и чтобы костюм нашего йети был не похож на костюмы других йети. (В лагере восемь отрядов, и в тот вечер тема снежного человека была у многих, а нам хотелось быть оригинальными.)
В этом лагере я бывал еще ребенком: наверное, впервые оказался там летом в 6-м или 7-м классе. Ехать очень не хотел, так как вообще не понимал, что такое детский лагерь. До этого проводил лето на даче с бабушкой и братом, и этим мое представление о детском отдыхе и ограничивалось. Но даже если бы моя семья отправляла меня не на дачу, а на Мальдивы, в Таиланд, Турцию или Крым, я все равно уверен – не будь этого лагеря в моей жизни, я бы вырос совершенно другим человеком. И не уверен, что был бы лучше…
Итак, я начал ездить и заболел лагерной жизнью (и болею до сих пор). Во-первых, расширился мой круг общения – оказалось, что школьный класс это далеко не все дети, которых я могу узнать до поступления в институт. Так получилось, что сейчас мои лучшие друзья все – «лагерные». Во-вторых, педагогическая система лагеря сделала много для моего развития: я научился не бояться сцены и зрителей, а также записался в кружок журналистики (первые тексты я писал именно там, для настоящей внутренней газеты). В общем, много всего, но главное – там не было свободного времени, и была полная безопасность от тех «нехороших» вещей, которые, наверно, могут происходить в других лагерях. Место это ведомственное, и ездят туда только те дети, чьи родители в нем служат. Многие в будущем идут по стопам родителей и выбирают работу именно в этом ведомстве. (Забавно видеть сейчас важных тетечек и дядечек из этой организации или в крупных банках, помня, как в 1999-м вы рассказывали на ночь друг другу страшные истории.)
Этап детства и лагерей, думаю, понятен для всех. Но зачем это мне сейчас? Ведь можно поехать в любую точку мира. А в лагере очень жесткая работа, строгий запрет на любые «взрослые» вещи (курение, алкоголь, отношения). Причин много, попытаюсь объяснить по порядку. Это действительно желание вернуться в детство. Что такое счастье, можно хорошо понять, когда знаешь контрасты – боль, тоску и страх. Когда испытываешь негатив, сразу вспоминаешь, как был счастлив до этого. Старое доброе выражение о том, что «счастье, как здоровье: когда оно есть, его не замечаешь», люди обычно понимают, переживая все эти негативные эмоции. В своем детстве я испытал самую сильную тоску по счастью, именно приезжая после смен в Москву. Мне очень-очень хотелось в маленькую утопию среди реальной жизни, где нет денег, проблем взрослой жизни и больших городов. И это чувство прожгло какой-то участок памяти, и мозг, видимо, начал подталкивать меня обратно туда, где я был счастлив. Я вырос, но меня тянуло обратно. Ни в коем случае не хочу сказать, что я не счастлив сейчас или был не счастлив тогда, или что у меня скучная жизнь. Нет, по любой неделе моей жизни сейчас можно писать сценарии (не преувеличиваю и не хвастаюсь – я же не сказал, какого жанра это будет фильм). Я вырос, но меня тянуло обратно в лагерь, и мне захотелось вернуться вожатым. Первый раз поехал на первом курсе на летнюю смену, и сначала был не вожатым, а пионером-стажером. Я даже и представить себе не мог, как это сложно и как много для глаз пионера остается за кадром! Я ничего не знал о той внутренней машине, которая всю эту утопию создает.
На время работы коллектив вожатых (обычно это 5-6 человек на один корпус) становится настоящей менеджерской командой, маленькой лагерной корпорацией. Корпорации конкурируют между собой – в творчестве, спорте, чистоте, организованности, юморе и во многих других вещах. В день таких соревнований может быть много. Нет ни минуты, когда можно подумать, что все сделал. Ваши московские звания здесь никого не интересуют. Поэтому придется научиться договариваться с новыми людьми, распределять задания, время, ответственность и делать это в очень жестком стрессовом режиме. При этом стараться не рассориться: дипломатия и коммуникативные навыки прокачиваются моментально. Мы превращали одну из стен в японский канбан. Он был большой и порадовал нас только в последний день, когда все листочки оказались с правой стороны. И – да! – тишины не будет. Тишина только ночью, когда дети спят. Если работать хорошо, то спать приходится около пяти часов в сутки, к тому же есть дни ночных дежурств, когда поспать два-три часа можно только утром, уже после дежурства.
Отдельно отмечу возможность сделать для себя «диджитал детокс» – пожить без интернета и гаджетов. Пользоваться мобильными телефонами вожатым можно только ночью, и к моменту, когда хорошо было бы посидеть в интернете, проверить почту и ответить на сообщения, вы уже настолько устали, что реально получается до семи дней без связи. Это потрясающе важно для отдыха! Как бы далеко вы ни улетели на самолете, если интернет с вами, работа быстро испортит главный смысл отдыха – очищение мозга от информации. После такой недели «без гаджетов» эффект сразу же заметен – задачи из реальной жизни начнут решаться проще, и подход к ним будет уже другим, в хорошем смысле. К тому же во время «детокса» мозг переключается на решение других задач. Например, в лагере мы за ночь написали классный и смешной (смеялись не только мы, но и, к счастью, зрители) сценарий о том, как чудовища типа инопланетян, бигфутов и лохнесского чудовища первый раз встречались с людьми, и почему их после этого никто не видел. Мы писали не только текст, но и придумывали звук, свет, декорации и костюмы. Уже через день все это жило на сцене, принося колоссальное удовольствие зрителям, участникам, да и нам, менеджерской команде.
Теперь я понимаю, что в начале моей карьеры в Москве мне очень помог опыт напряженной, но счастливой работы вожатым. Ведь вожатому почти все приходится делать с улыбкой на лице, но при этом абсолютно уставшим. Я бы назвал жизнь в лагере одним из типов экстремального отдыха, с развитием очень многих качеств, полезных в жизни и на работе. Кроме того, мне нравится, что за короткое время удается вложить немного полезных советов в головы детей. Со многими мы потом дружим или пересекаемся по работе. Некоторые уже взрослые, кто-то родил детей. Я уверен, что в лагере происходит много хорошего, потому что педагогическая и административная работа устроена правильно. Это место изменило мою жизнь, за что большое спасибо Наталье Михайловне, которая была директором, когда я приезжал сюда ребенком и остается сейчас, когда мне уже 30 лет.
Возвращаешься в Москву, и кажется, что приснился сон. Подопечные разъехались, и в груди то самое чувство тоски из детства. Хочется обратно. Это значит, что ты – живой, и что в любом возрасте можно путешествовать во времени, если захотеть. Идешь на работу и успешно решаешь уже другие задачи, со свежей головой. И когда спустя год я пойму, что нужна перезагрузка, обязательно вернусь.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Журналистка Ника Ганич выпустила гастрономический путеводитель по Латвии
Relax. If you can… («Расслабься, если сможешь…»)
Отказ от промышленного разведения животных: миф или реальность ближайших лет?
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку