Премия
Премия

«В каждом путешествии мы находим что-то музыкальное…»

Президент фестиваля «Усадьба Jazz» Мария Семушкина обожает музыку и путешествия.  Павел Гриншпун расспросил ее о юности в Будапеште, волшебном дереве, исполняющем мечты, 17-ти перелетах за один месяц, лучших музыкальных фестивалях планеты и экспансии ее собственного фестиваля в российскую провинцию

Я знаю, что ты еще в юности отправилась жить и учиться в Европу?
Мои родители работали тележурналистами, поэтому я жила в Будапеште с 14 лет – окончила там школу и училась в университете. Что же до любви к путешествиям, то моя мама еще в 70-е годы была редактором программы «Служу Советскому Союзу», и с двух-трех лет постоянно брала меня с собой в поездки. Из Будапешта я вернулась в 18 лет, абсолютно сознательно, хотя, в принципе, могла там остаться и продолжать учебу. Но у меня была очень сильная ностальгия. Мне казалось, что только в России я могу себя реализовать, там меня ждут встречи с интересными людьми. В общем, я вернулась, окончила уже в Москве по маминым стопам факультет журналистики МГУ, кафедру художественной и литературной критики. После университета никак не могла найти себе работу по душе. В какой-то момент уволилась из очередной компании, где занималась маркетингом, и поехала вожатой в творческий лагерь. Мы жили в Анапе на берегу моря, в палатках, и организовывали мастер-классы, творческие мастерские. Я там делала пресс-клуб: учила детей издавать газету, писать, брать интервью. Мы там совершили путешествие на одну высокую гору, где, как нам сказали местные жители, растет дерево желаний, и там нужно обязательно оставить свое желание, написать на бумажке. И какой-то очень правильный человек сказал: вы не просто пишите желание, а подумайте, какая у вас есть настоящая мечта. Еще он произнес слова «жизненная задача». Я очень серьезно тогда задумалась. Зайдя на эту гору, я села, под ногами расстилалось море, и тут меня осенило, передо мной встала такая картинка – я в окружении творческих людей, мы вместе что-то придумываем, это как-то все связано с музыкой, фестивалями, концертами. Вот я это увидела для себя и зафиксировала. Потом написала на бумажке, повесила на дерево и забыла об этом.  

Быстро дерево сработало?
Очень! Буквально через два года я сижу в своем офисе, вокруг меня люди, мы обсуждаем какой-то фестиваль, и тут у меня в голове прямо щелкнуло: «Это ведь я сама и придумала»! Свое агентство создала, когда мне было 25 лет. До этого у меня была очень интересная работа, связанная с кино. Я стала очень хорошим фандрайзером: искала спонсорские средства для разных продуктов и проектов и работала сначала с кино (то есть занималась продакт-плейсментом, привлечением рекламы внутрь фильма, когда герой носит определенные часы, пьет определенную водку, ездит на конкретной марке машины). В 2002-2003 годах продакт-плейсмент в России был совершенно не развит. Тогда только появились какие-то полнометражные коммерческие проекты, только-только рынок начал формироваться. На этой почве ко мне обратился сначала один продюсер, потом другой, третий. А однажды я стала работать с фильмом Ренаты Литвиновой «Богиня». Мы искали деньги в разных местах, ходили с ней на переговоры. Пришли в табачную компанию GTI – это сигареты «Русский стиль». Они мне говорят: «Прекрасно, но мы по закону не можем в кино размещать рекламу сигарет». Я уже тогда умела разговорить любого, так что в итоге они сказали: «А знаете, нам интересен джаз, и мы хотим какое-нибудь событие проспонсировать». Тогда я пришла к своим друзьям, джаз-музыкантам в «Кризис жанра» (был когда-то такой хороший клуб) и сказала: ребята, давайте придумаем идею джазового фестиваля, надо что-то предложить. Сразу родилась идея про Архангельское: «Русский стиль», усадьба – все это состыковалось в концепцию. Так в 2004 году появился первый фестиваль «Усадьба Jazz», который проводится уже 12 лет.

Чтобы выбрать артиста на фестиваль, нужно ведь не только обладать кругозором, но и посещать музыкальные события по всему миру. Какие твои любимые фестивали?
Я очень много езжу по миру в течение года. В ближайший месяц мне предстоит 17 перелетов. В прошлый уикенд посетила три очень крутых концерта, в том числе хороший джазовый фестиваль в Париже. В ближайшую субботу я буду в Воронеже, где провожу свой фестиваль. Во вторник лечу в Копенгаген, тоже на джазовый фестиваль по приглашению, оттуда сразу вылетаю в Питер на «Усадьбу Jazz», а оттуда – в Барселону, на два дня на прогулку на яхте по случаю дня рождения друга. Я беру с собой чемодан на все случаи жизни. Да, очень много передвижений, но нельзя сказать, что так было всегда. Раньше фестиваль был один, раз в год, и пара-тройка концертов, а не пять фестивалей за лето в разных городах. В те времена я выезжала на одно-два события в год. Но, во-первых, у меня тогда были маленькие дети, а сейчас девочкам 13, 7 и 5 лет. Во-вторых, наша известность на западном рынке постепенно увеличивалась, росло количество контактов, связей. Сейчас я уже отказываюсь от поездок. Например, в августе не еду в Квебек и в Австрию на шоукейсы, а отправляю туда коллег.  Многие поездки связаны с посещением специализированных музыкальных событий или фестивалей. Но интересные заграничные события, к сожалению, проходят как раз в период наших фестивалей.

Наверное, организация фестиваля – очень нервная работа, всегда напряги и трудности?
Это всегда очень трудно, да. Огромное количество мелочей, которые нужно просчитать, множество нюансов, связанных с командой, с делегированием. Мы только что провели фестиваль в Москве, а параллельно идет процесс организации еще в трех городах.

А артисты – насколько они требовательны? Бывают с ними проблемы?
Ну конечно… Мы это называем «рабочие моменты». Хотя за все время работы у нас случился один, может быть, два отказа. В прошлом году отказалась одна группа, когда после Крыма начались санкции. При этом, одновременно с их отказом, к нам без проблем приехали сто человек из Нового Орлеана: никто не отказался ехать, никто им не запретил сюда приезжать, никто морду не набил. Американское посольство, наоборот, поддержало нас финансово.
 
Тяжело лавировать между поддержкой американского посольства и помощью московского правительства?
Мы как раз в большей степени работаем с американским посольством, чем с московским правительством. Американское посольство нас поддерживает и не отказывается от своих обязательств, а московское правительство берет и кидает. Время сейчас такое. Но я считаю, что ни в коем случае не стоит акцентировать внимание на политическом аспекте: у меня выступают музыканты из Украины, России, Америки, Австралии, Норвегии, Израиля, Франции, Пакистана, Эстонии, Швейцарии, Голландии, Бразилии. Музыка вообще вне политики. Фестиваль – это праздник. Он делается для того, чтобы на один-два дня создать такую концентрацию позитива, которая дает людям возможность трансформировать свое сознание, начать по-другому ко всему относиться. Вот человек живет в каком-нибудь своем Жулебино, ездит на работу с девяти до шести, а тут он на два дня оказался в каком-то чудесном мире. В зависимости от того, насколько человек внутренне открылся этому, он это и пережил. Некоторые могут даже просветление пережить на фестивале.

У меня бывает очень много поездок по миру в течение года. В ближайший месяц мне предстоит 17 перелетов. Я беру с собой чемодан на все случаи жизни

С тобой такое случалось?
Безусловно, да. Я обожаю фестивали, концерты, мы с мужем все время ездим куда-то почерпнуть вдохновение, и в каждом путешествии обязательно находим что-то музыкальное.

А какое самое сильное впечатление?
Из крупнейших событий, которые мне удалось посетить,  – это Новоорлеанский джазовый фестиваль, и вообще поездка в Новый Орлеан. Для меня это была первая Америка в жизни, два года назад. Раньше я не могла из-за детей никуда выехать, в Америку же надо ехать надолго. И тут первым открытием для меня стал Новый Орлеан. Мы сразу из Нью-Йорка, не задерживаясь, полетели туда. Я попала на родину джаза, где музыка звучит вообще на каждом шагу, где ею пропитано все – свадьбы, похороны, каждая улочка, каждый угол, везде стоят музыканты. Открываешь любую дверь какого-нибудь кабака, а оттуда звучит невероятно крутой соул, джаз, фанк или блюз. Это было самое сильное впечатление. А сам новоорлеанский фестиваль – событие колоссального масштаба. Там проходит в день по 100 тысяч человек, около десяти сцен, очень разных. Ты начинаешь с рока, потом госпел, потом «африка», потом блюз, отдельно серьезный джаз, отдельно поп с крутыми хедлайнерами.

Тебе нравится, чтобы была сложная, эклектичная программа? Чем больше стилей  и разнообразия, тем лучше?
Да. Мне кажется, что ни в коем случае нельзя замыкаться. Музыку нужно пропускать через сердце, и чем больше у людей для этого возможностей, тем вернее они, в зависимости от своего уровня подготовки, это получат. Поэтому когда меня спрашивают, почему вы поставили Диану Арбенину, – я удивлена! Ведь на Диане Арбениной под проливным дождем никто не уходил. Она своим нервом, своей харизмой держала 10 тысяч человек. Или вот мне говорят: почему вы ставите в программу Агутина? Вообще попса. Ой, у них Агутин, совсем опопсели! А при этом я видела, как на Агутине – как раз на закрытии, под вечер, во время заката – люди пришли в состояние единения, братства. Раньше его больше знали из телевидения и по хитам, и мне было интересно его показать именно на «Усадьбе Jazz». Потому что у него профессиональные джазовые музыканты, он очень хорошо звучит, у него харизма – это тоже очень важно.

Самая страда у тебя летом, а что делаешь зимой? Погружаешься в спячку?
В январе я уезжаю в Азию на месяц, на Бали. Мы два года уже живем на Бали. Сейчас думаем о новой стране, но загадывать сложно: финансово год очень тяжелый.

И что там, на Бали – релакс?
На Бали много всего разного. Для детей – зоопарки, парки птиц, парк рептилий. Дайвинг, снорклинг. А в Убуде есть коммьюнити людей, настроенных на самопознание. Я занимаюсь йогой, вегетарианствую – мне это все близко. Там собираются прекрасные светлые люди со всего мира, у них концерты, совместные танцы – 150 человек, утро, воздух, дискотека.  Называется «экстатик денс» – без капли алкоголя, утром. Это очень классно!  

Есть ли такие места на планете, где ты еще не была, но хотела бы побывать?
У меня недавно была интересная поездка в Южную Америку, в Колумбию. Мы путешествовали две недели, видели много всего разного, и у нас был серьезный поход в джунгли к коренным индейцам. Это было мое свадебное путешествие, и у нас был очень интересный свадебный обряд, который проводил главный жрец племени потомков майя. Мой муж – любитель составлять такие маршруты. Мы плавали на плавучем доме, жили в джунглях, скакали на лошадях, останавливались в невероятно крутых отелях в Картахене. А теперь мне очень хочется дальше – Коста-Рика, Чили, Аргентина, Бразилия, Галапагосы. Вот такие у нас дальние планы.

А детей в путешествия берете?
О, да! У меня три дочки, и я каждую отдельно обязательно раз в год беру в какое-нибудь путешествие. Так, чтобы она оставалась только со мной. Например, с младшей дочкой (ей 4,5 года) мы сейчас были первый раз в Париже, в Диснейленде. Она очень любит всех этих принцесс. С дочкой чуть постарше ездили в Барселону, ходили по разным музеям, паркам. С самой старшей дочкой я ездила тоже в Барселону, в Таллинн на musik week.  Еще у нас бывают, конечно, совместные поездки всей семьей, для нас это очень важно – обязательно два раза в год. Вот, например, месяц назад мы с друзьями отправились  в короткий трип по России – Ярославль, Плес, Ростов, Суздаль. Сели в микроавтобус, взяли старших детей с друзьями и поехали. Это было прекрасно! Я очень люблю по России путешествовать. Так, на Байкале была с палатками, в Хакасии – у шаманов. Еще с детьми была интересная поездка на машине по Прибалтике.

Можно было бы совмещать приятное с полезным и проводить фестивали и в отдаленных российских городах. Потенциал провинции явно недооценен!
Да, там невероятный культурный голод. Они прямо жаждут, им только дай. Поэтому они очень благодарны. Главное – им есть куда развиваться, чему учиться, а нам же нужно двигаться дальше. Потому что за 12 лет в столице мы многое сделали для того, чтобы вкус у людей изменился, предложили более высокий уровень восприятия музыки. «Усадьба Jazz» заняла колоссальное пространство между, условно говоря, высоколобой классикой и роком. Это пространство всегда было занято тоненькой прослойкой джаза – шестидесятники, стиляги. Раньше это был узкий круг, а мы смогли заполнить этот вакуум фестивалем, позвав разных музыкантов. Алексей Айги – что это за музыка, о чем это? Минимализм, но панковый, драйвовый и даже с элементами ска. Мы сразу поставили его на сцену партера, и он там создал атмосферу. Если вспоминать первые фестивали: Олег Нестеров со своими проектами, Антон Беляев – где бы он себя показал в первый раз, как не на «Усадьбе Jazz», когда о нем еще никто не слышал? Мы его первые узнали и представили широкой аудитории. Таких моментов очень много: мы заполнили это пространство, вывели на поверхность самую разную музыку, создали фестивальную инфраструктуру, сломали стереотипы фестиваля. До нас было только «Нашествие». Потом появился «Пикник “Афиши”», и мы шли с ними в унисон, но «Пикник» все равно немного другой. Тем, кому за 35, там не очень комфортно, и они приходят к нам.  Наш фестиваль – меломанский. Меломанов у нас в стране пока крайне мало, но они есть, и мы для них работаем. Безусловно, это лидеры, люди, которые формируют вокруг себя пространство, и им эта подпитка обязательно нужна. Они приходят, видят друг друга, слушают музыку, растворяются в этом пространстве, и уже не говорят, что из России нужно уезжать. Но в то же время я не сказала бы, что это высоколобый узкий круг: «Усадьбе Jazz» – большое массовое мероприятие, сюда приходит много красивых людей с детьми, с семьями. Поэтому на провинцию этот формат всегда будет работать, мы будем стараться работать над этим. Будем делать фестивали ради музыки и продолжать дарить людям чувство внутренней свободы.

Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Премия

журнал для тех, кто много путешествует по работе и не только

На страницах журнала можно найти все, что понадобится деловому человеку и путешественнику в поездке: последние достижения travel-индустрии, сравнительная информация о крупнейших международных авиакомпаниях, аэропортах, отелях, сведения о программах лояльности, страховании в поездках, банковских и бизнес-продуктах и многое другое.
Еженедельная тематическая подборка
Читайте в октябре BUSINESS TRAVELLER №30
  • Бизнес: Бахрейн как финансовый центр арабского мира
  • Тенденции: Рейтинг лучших коворкинг-пространств планеты
  • Активный отдых: Три экстремальных места для выхода из зоны комфорта
  • Направления: Нью-Йорк | Бахрейн | Сардиния | Северная Шотландия
Оформить подписку