Премия
Премия

«Смотреть мир – это очень важно»

Самый элегантный производитель мясных деликатесов «Дымов» и одновременно владелец сети магазинов книг, музыки и аксессуаров «РЕСПYБЛИКА» Вадим Дымов рассказал Павлу Гриншпуну о родном Владивостоке, куда он гонял праворульные «Тойоты», о любимых местах на планете, о ставшем вторым домом Суздале и том, почему деловые поездки должны вдохновлять сотрудников

ВОЕННАЯ ЖИЛКА

Когда вы впервые отправились в путешествие?

Я жил в Уссурийске, и мы часто ездили на Украину. Мой отчим с Украины, из Луганска, и мы все время ездили туда к бабушке. Это было похоже на перелет гусей. Каждое лето летали всей семьей через всю страну, поскольку для военнослужащих билеты были бесплатными. Иногда даже в аэропортах задерживались на пару суток: был жуткий дефицит билетов, и мы не могли улететь, приходилось там и ночевать.

Поэтому вы отправились учиться в военное училище на Украину?

Отчасти, да. Там были родственники. Кроме того, воспоминания детства повлияли: помнил, что там тепло, дико вкусно и очень приятно.

Даже по сравнению с Владивостоком, где полно морепродуктов и тоже вкусно?

Все-таки Украина в советское время была житницей. Владивосток был город военный, суровый — моряки и все такое. Выбирая между Сибирью и Украиной, я предпочел Украину. Была возможность уехать в Новосибирск, но погода больше манила на Украину. Если честно, это было важно.

А потом все-таки вернулись обратно во Владивосток?

Потом распался СССР, и служба в армии никого не интересовала. Даже меня перестала интересовать. Поэтому я вернулся домой.

Можно ли назвать переезд из Владивостока в Москву вашей первой деловой поездкой?

Нет. Еще до этого я ездил из Приморья за машиной в Японию. В 90-е годы во Владивостоке все занимались машинами, и я не исключение. Купил «Тойоту Камри». У нас она называлась «Виста». Обязательно должна была быть с правым рулем, с левым во Владивостоке машиной не признавалась. Я и знать не знал, что есть такие машины — с левым рулем (смеется). До сих пор во Владивостоке предпочитают праворульные автомобили: считается, что они более надежные и сделаны в Японии.

Вы эту машину для себя приобрели?

Я ее купил для себя, но у меня и раньше были машины на продажу. Пару машин я даже продал. После этого успел поработать в суде, а потом встретил партнера, который мне предложил заняться тем, чем я и теперь занимаюсь. С тех пор прошло 18 лет.

А с чем был связан переезд в Москву?

С жаждой приключений. На самом деле я ехал не в Москву, а в Австрию, учиться в бизнес-школе. Но по дороге встретил в Москве однокашника, который познакомил меня со своим братом. Он был руководителем завода, и мы с ним поспорили, что я смогу развить здесь большую компанию. Помню, он сказал мне, что все регионалы — самоуверенные и наглые. Мы с ним поспорили на бутылку коньяка, и я на спор сделал компанию «Дымов». Так все и началось.

ДОРОГАЯ КОМПАНИЯ

А как в вашей компании устроены перемещения по свету? У вас ведь многие сотрудники ездят по разным делам?

Мы стараемся использовать лучшие идеи и вдохновляться лучшим, что есть в мире, поэтому нам приходится часто ездить. В Германию, в Австрию, в Италию, в Испанию, иногда даже во Францию — ряд компаний-производителей оборудования находятся именно в этих странах. Конечно, это сопряжено с постоянными поездками. Например, недавно вернулись из Дании, осматривали оборудование для новых упаковок. Провели там три дня, чтобы понять устройство рынка, местные предпочтения. Летом ребята собираются лететь в Америку: мы поставляем топпинги компании Papa Johns, и они нас пригласили на глобальное мероприятие для всех партнеров, где-то в Колорадо.

А бывают ли у вас какие-то мотивирующие выезды для сотрудников?

Да, конечно. Этим летом мы устраивали поездку в Италию, в провинцию Парма, где тоже пытались исследовать местный рынок. Это была выездная стратегическая сессия, чтобы немного оторваться от повседневного контекста. Важно вдохновляться, важно ездить к друзьям, смотреть мир. Вдохновиться, и потом реализовывать новые идеи у нас. Необходимо чувствовать, что обладаешь свободой. А иначе какой смысл работать? Думаю, такая мотивация важна для людей. Я это делал всегда. В этом смысле меня всегда вдохновляла Италия — теплая, открытая страна, близка по темпераменту русским людям. Я с большим удовольствием туда езжу.

Кто в вашей семье решает, куда отправиться, с какой компанией?

До тридцати лет я путешествовал один. А сейчас, когда у меня появилась семья, предпочитаю путешествовать с женой и с детьми. Отдых без них я уже с трудом представляю, к тому же для меня большое удовольствие проводить с ними время. Мы долго ездили в Биарриц, полюбили его. Я был там, наверное, восемь или девять раз, и находил много общего со своим детством во Владивостоке — море, немного переменчивая погода, но чувствуешь утреннюю свежесть, видишь и полуденное солнце, и красивейший закат. Прошлым летом мы с семьей решили исследовать Нормандию и Бретань, нам очень понравилось. Раньше мы на машине из Биаррица исследовали долину Луары, все достопримечательности, шато и открывали для себя маленькие города. Я все время стараюсь брать машину напрокат, чтобы быть независимым и незаметным. Моя машина всегда небольшая, довольно скромная и удобная. Больше всего в жизни не люблю привлекать к себе внимание и думать, что я лучше других.

То есть вы никогда не путешествуете эксклюзивно? Бизнес-класс или личный джет?

Никогда. Я бы ощущал себя по-другому. Я дорожу тем, что удается общаться с самыми разными людьми. Большей частью мне симпатичны простые люди: от них можно узнать что-нибудь новое, чего-нибудь поднабраться. Особенно от крепких ремесленников, которые в небольших ресторанах с удовольствием тебе что-то расскажут. Меня впечатляет и высокая кухня, но я стараюсь не перегружать себя звездными мишленовскими ресторанами. Как правило, не больше двух в одну поездку, чтобы не пресытиться и всегда чувствовать разницу.

СУЗДАЛЬСКИЕ РЕМЕСЛА

Я знаю, что вы часто бываете в Суздале и даже развиваете там керамическое производство. Как вы решили заняться этим, какой потенциал развития внутреннего туризма видите в России?

В Суздаль я попал случайно. Я всегда увлекался мотоциклами, и по сей день езжу на мотоцикле. Один раз заехал в Суздаль и почувствовал что-то особенное, какое-то родство с городом. Мне захотелось иметь там какое-то пристанище. Купил дом (тогда это стоило недорого) и стал чаще бывать в Суздале. После поездки в Сиенну я вдохновился одной керамической мастерской и подумал, почему бы не сделать этого и у нас. Это послужило толчком к тому, что я купил помещение в Суздале и сделал из него керамическое производство. До этого я никогда не был керамистом. В Суздале были какие-то надворные гончары, производили самую утилитарную керамику, совсем примитивную посуду для дома. Сегодня в городе ощущение, будто керамика всегда там была, многие люди уже выросли на ней. Молодые люди, 20-летние, говорят: вот у нас есть керамика, это наша традиционная суздальская керамика. У нас там бывает почти тысяча человек в месяц, с каждым годом все больше и больше. Люди с большим удовольствием окунаются в мир керамики. Интересуются, берут мастер-классы, сами пробуют, приезжают школами, семьями. Я вижу их эмоции: они на какое-то время превращаются в детей. Всегда очень позитивная реакция — это то, от чего люди ушли далеко, и к чему они сейчас возвращаются. Это очень приятно.

А керамическое производство работает как бизнес или это только хобби?

Да, наше керамическое производство само себя окупает и даже растет. Я доволен. Этим занимается моя супруга Евгения — начинал я, а теперь мы вместе продолжаем. Ей самой очень нравится. Теперь она большой специалист в этом вопросе: обучалась в Италии, во Франции. В этом году мы получили гран-при Миланской выставки за свои работы.

Я видел, как вашу керамику продавали в порту Монте-Карло.

Неужели? Я знаю, она есть в Лондоне, в Канаде. Выяснилось, что многим людям наша керамика нравится, и мы можем ее продавать. Если бы я не чувствовал от людей благодарности, я бы никаким бизнесом не занимался — ни «Республикой», ни «Дымовым», ни керамикой. Мне очень важно всегда чувствовать связь с людьми, я без этого не могу. Нам предлагали поехать на «Экспо 2015» в Милан, но я подумал, что для меня это слишком круто. У меня есть ресторан в Суздале — начинала его моя мама, теперь продолжает Женя. Мы были так вдохновлены, что за последний год я провел в Суздале больше времени, чем за предыдущие десять лет. Думаю, это связано с возрастом и со сменой жизненных приоритетов. Мне все больше нравится так проводить время. Нравится жизнь в маленьких городах или, как я ее называю, «сельская жизнь». По-моему, лучше этого мало что можно придумать: любой москвич желает сбежать из города.

Ну не любой... А чем там заниматься?

Думаю, что многие хотели бы... Но уехать в деревню — это, конечно, роскошь. У меня есть хозяйство в Краснодаре и Красноярске, и я понимаю, что сельское хозяйство — это труд для многих людей. Если есть какое-то хозяйство, то уже понятно что делать. У меня есть суздальская керамика, можно ею заниматься. Но там очень много музеев, приезжает большое количество известных людей. Когда я оказываюсь в Суздале на выходные, обязательно кто-нибудь звонит и говорит: «Вадим, я тут в Суздале с семьей», и частенько мы с друзьями пересекаемся случайно. Каждые выходные там бывает человек пять-шесть моих знакомых. Более того, в этом году я повлиял на то, чтобы семья Солженицыных купила дом в Суздале, и счастлив, что у меня появился еще один приятель в этом городе — Ермолай Солженицын. А с ним еще умножится круг посетителей Суздаля, с которыми можно общаться, говорить о политике, о сельском хозяйстве. Сюда приезжают многие фотографы, журналисты. Вот недавно переехал один фотограф и открыл хлебопекарню, а раньше работал на «ИТАР-ТАСС». Мой друг Алексей Поляков тоже построил дом, он банкир. К нему приезжает много художников, поэтов. Поэтому общения в Суздале — через край. Года два назад мне стало интересно заниматься сельским хозяйством, приусадебным скорее — я начал со своим помощником сеять картошку, сажать клубнику, малину, крыжовник и т. д. Этим летом мы с женой делали варенье — сами варили, сами закрывали. Жутко интересно, но я не хочу делать бизнес из этого. Всем невозможно в жизни заняться.

Приезжает ли в Суздаль больше людей — иностранцев, россиян? Какой потенциал развития внутреннего туризма вы видите в России?

До нынешних проблем в отношениях с Европой и Америкой поток туристов возрастал. С прошлого года было уже больше россиян. Это связано, думаю, с курсом валют. Растет поток китайцев. Но иностранцы есть. Вот, в эти выходные я встретил итальянца из Сицилии, мы с ним поговорили о его городе Таормина, где я тоже был. Я даже его улицу знаю. А моя жена настолько увлеклась Суздалем, что открыла магазин этнических товаров: привозит туда чай из Дагестана, из Крыма, с Алтая, какие-то носки-джурабы с Памира и Кавказа, вышивки, ткани, самотканую одежду. Она ищет в этом вдохновение, бизнесом это сложно назвать. Это то, что называется качеством и смыслом жизни и доставляет радость. Быть собою, чувствовать, что живешь своей жизнью, а не чужой.

ДАЛЬНИЕ КРАЯ

Кажется, у вас были планы участвовать в политической жизни. Вы собирались стать губернатором Дальнего Востока?

Это не совсем так. Я был номинирован в качестве кандидата в губернаторы Приморского края президентом и входил в список претендентов с нынешним губернатором. Но президент выбрал его, и я приехал, пожал ему руку и пожелал работать на пользу края. Я с большим уважением отношусь к приморцам, к Дальнему Востоку в целом.

А тянет вас туда? Владивосток становится интересным хабом, всего в часе-двух лета от Японии и других центров, где живет более 400 млн человек. Аэропорт Владивостока — один из самых перспективных, в его развитие недавно пошли большие инвестиции.

Конечно, тянет — это родина. Я бы сказал так: он может стать интересным хабом. Это же дело человеческих рук: Владивосток может им стать, если кто-то будет это делать. Ну посмотрим, станет ли хабом. Замечательный, очень красивый аэропорт, и город приятный, хорошие люди. Действительно, государство вложило громадные деньги в инфраструктуру, но загрузить ее смыслом, интересом не так-то просто. Мотивировать людей на переезд, вдохновлять их, чтобы они что-то создавали, способствовать этому — большая работа для местных чиновников и политиков. Конечно, мне бы хотелось, чтобы у них получилось.

Какие у вас были самые экзотические поездки?

Мне нравится путешествовать. Я хочу успеть совершить в жизни что-то из ряда вон выходящее. Самое сумасшедшее путешествие у меня было в Эритрею, страну победившего марксизма. В 1992 году меня там чуть не арестовали за то, что мой друг зазвенел через рамку. В этом году был в Монголии, пошли путем Чингисхана. Поехали в его столицу, в старый город Каракарум, жили в степях в юртах, ездили на джипах, поднимались на дюны. Мы даже пробовали все их напитки, их еду. Вот если я куда-то еду с друзьями, мы стараемся жить жизнью местных, чтобы понять, почему они так живут, почему в чай добавляют жирное молоко или масло или почему надо было гонять за собой стадо коров — оказывается для того, чтобы питаться. Тогда я понял, почему калмыки — народ, родственный китайским хунам. Потому что он вышел из внутренней Монголии, привез за собой скот. Спросили у Алексея Михайловича разрешения жить, сказали, что будут ограждать нас от нагайских набегов. В отличие от европейских, их коровы очень легко переносят дальние переходы. А эти коровы проходили сотни километров и даже от волков могли отбиваться.

А есть какие-то еще неосвоенные маршруты?

Уйма, уйма! Я плохо знаю Южную Америку, не был на Фиджи. Центральная Африка. В Африке я бывал — в Эфиопии, Эритрее, Марокко. Помню, в Эфиопии мы приехали в город Гондар, и я сразу понял, откуда автор «Властелина колец» брал свои сюжеты. Этот Гондар — город орлов. Над ним всегда кружатся орлы, он стоит на горе, среди пустынного ландшафта. Это сильное впечатление. Там мы встретили гида, который очень хорошо знал все про Эфиопию и про весь мир. Но он никогда нигде не был, только два раза в Аддис-Абебе, а заграницей — никогда. Он нам страшно завидовал, что мы можем путешествовать.

Какой у вас самый любимый способ перемещения по планете?

Самый любимый — поезд. Я благодарен тому, что появился «Сапсан». Я считаю, что это большая роскошь — ездить на поезде. Не представляете, как я люблю ездить в Суздаль на поезде! Второе — это, конечно, самолет. Летать самолетом люблю, но больше заграницей.

А на транссибирском экспрессе, мечте всех европейцев, вам приходилось ездить?

Конечно. В 1990 году из армии я ехал на поезде, не было билетов на самолет. Еще когда я учился в военном училище, отпуск давали на 31 день. Но не было билетов, и ничего не оставалось, как ехать на поезде. Приехал, пять дней провел дома и опять на поезд. Никакой романтики в этом не было.

Какая самая интересная встреча была в ваших поездках по миру?

В Эфиопии я встретил парня, который подошел ко мне и говорит: «Как тебя зовут?» Я говорю: «Вадим». — «Ты ведь русский?» — «Да». — «А ты не мог бы, когда приедешь домой, прислать мне открытку». Я спрашиваю: «Зачем?», а он говорит: «Мне было бы очень приятно получить от тебя открытку».

Отправили открытку?

Да, написал: «Привет, дорогой друг. Отправляю тебе открытку. Твой друг из Москвы, Вадим». Он меня вычислил: когда я бываю где-то, всегда отправляю открытку домой и в компанию — и в «Республику», и в «Дымов». Так и пишу: «Здравствуй, дорогая компания». Описываю там свое самое яркое впечатление от страны. У нас в компании уже скопилась гора моих открыток.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Премия

журнал для тех, кто много путешествует по работе и не только

На страницах журнала можно найти все, что понадобится деловому человеку и путешественнику в поездке: последние достижения travel-индустрии, сравнительная информация о крупнейших международных авиакомпаниях, аэропортах, отелях, сведения о программах лояльности, страховании в поездках, банковских и бизнес-продуктах и многое другое.
Еженедельная тематическая подборка
Читайте в октябре BUSINESS TRAVELLER №30
  • Бизнес: Бахрейн как финансовый центр арабского мира
  • Тенденции: Рейтинг лучших коворкинг-пространств планеты
  • Активный отдых: Три экстремальных места для выхода из зоны комфорта
  • Направления: Нью-Йорк | Бахрейн | Сардиния | Северная Шотландия
Оформить подписку