Премия

Сергей Шнуров: «Я не Кадыров. Мне извинения не нужны»

Реклама

Группировка «Ленинград» летом и осенью даст большой гастрольный тур по городам России. Все концерты пройдут на стадионах, финальное выступление состоится на «Газпром Арене» 12 октября. В своем инстаграме Сергей Шнуров написал: «…этот тур будет прощальным, вот и сказочке конец»

Для многих ваш пост в инстаграме стал ­не­ожиданным. Как же так? Что случилось?
А ничего не случилось... Просто такое решение. Путем нехитрых размышлений я пришел к мысли, что хватит. Мы «сыграем стадионы», а дальше-то что делать? Видимых задач и целей я себе не придумал. Больше ничего невозможно.

Вот Алла Борисовна, например, уже много лет прощается со зрителями. Вы не такой?
Ну почему я не такой? Я не знаю. Меня в принципе не раздражает прощание Аллы Борисовны: когда человек напоминает другому человеку о конечности существования на этой планете — в этом нет ничего плохого. Алла Борисовна прощается и правильно делает.

Да вы и сами в этом посте оставили возможность собрать «Ленинград» в будущем снова.
Если выдумаю себе новые цели и задачи. Те задачи, которые я поставил в 2010 году, когда пересобрал группу, я считаю, выполнил и перевыполнил.

Тур закончится не скоро — в октябре. У вас уже есть понимание, что будете делать дальше?
У меня есть такое ощущение, что я могу позволить себе не делать ничего. Благодаря интернету и социальным сетям люди считают своим долгом присутствовать в медиа-пространстве. Даже у какого-нибудь Васи Пупкина есть ауди­тория из десяти человек. И этой аудитории нужно постоянно напоминать о собственном существовании. Мне кажется, я могу не стремиться к присутствию в медиа. Я этой каши поел в большом количестве и могу позволить себе не делать ничего.

Можно, например, путешествовать…
Путешествия — это тоже ресурс. Люди ­путешествуют, чтобы выложить в инстаграме фотку: «Я был там-то». Тем самым они указывают другим на превосходство своего уровня ­потребления. Всё. Такие путешествия мне тоже не нужны.

А для вас инстаграм — это что? Средство общения с поклонниками или средство провокации?
Можно сказать, что это такой журнал. Вот раньше был «Живой журнал», ты его и ­ведешь как журнал, а не как дневник. В моем ­инстаграме может быть всё что угодно. Что я придумаю, то там и будет.
Сейчас там много стихов. Почему вы остановились на этом жанре?
Стихи там появились только потому, что в какой-то момент я решил сделать так. Решил попробовать — и оно получилось. Могу пере­думать. В принципе, медиаплощадка предполагает всё. Сейчас времена такие, что ­возможно всё. Другое дело, что люди ­банально мыслят и несколько заштампованы своими представлениями, что должен собой представлять инстаграм или телеграм-канал.

Что нужно сделать, чтобы на комментарий лично ответил Сергей Шнуров?
Боюсь, что уже ничего. Я абсолютно отключился от русского бессознательного. Может быть, потом у меня возникнет жуткая жажда возвращения в насыщенную социальную среду, но сейчас такого желания нет. Я стараюсь отключаться.

В прошлом году вы собрали в Санкт-Петербурге 65 тысяч зрителей. Вспомните ваши впечатления, когда вы вышли и увидели перед собой население немаленького российского города.
А нет никаких ощущений. Когда я выхожу на сцену, мне не важно — тридцать человек, тысяча или 65 тысяч. Я думаю о том, как бы не забыть слова, как бы классно сыграть, чтобы в нужный момент стрельнула нужная пушка. Технические вещи меня занимают больше.

Если кому-то в зале наступили на ногу, то виноват всё равно артист. Твой концерт — вся слава и вся вонь тоже твои

А что делать, когда забыл слова?
Я их не забываю именно потому, что об этом думаю. Нет, бывали, конечно, разные ситуации, но как-то всё прокатывало. В первую очередь думаешь о качестве выступления, о самоотдаче. На стадионе довольно сложно поймать ту волну, когда тебя, образно говоря, выносит, и ты не присутствуешь в реальном мире, — то, что случается на площадках поменьше. Это то состояние, когда ты можешь позволить себе отпустить вожжи и не находиться здесь, а плыть в потоке эмоций. Стадион такого не позволяет, это все-таки техника.

Вы можете всё предусмотреть, но пушка может не выстрелить по причине каких-то сбоев на стадионе…
Все огрехи вешаются на артиста. Хорошо сыграл, выложился по полной — это в порядке вещей. А если кому-то в зале наступили на ногу, то виноват всё равно артист. Всё равно шишки получаешь ты, никто разбираться не будет. Твой концерт — вся слава и вся вонь тоже твои.

Ваш концерт в Ростове-на-Дону могут запретить — об этом пишут в новостях. У вас есть предположения, почему?
Этот вопрос нужно им задавать. Я не знаю, по каким мотивам они хотят запретить, и никак не реагирую — жду результатов. Он [губернатор] сказал, что «может быть». ­Сейчас очень много всего «может быть». Пока не пришла официальная бумага, я и говорить ничего не буду. На каждое «может быть» ­откликаться — замучаешься.

Ваши концерты запрещали?
Конечно. Но это было давно. Нас запрещал Лужков в 2002 году. А в последнее время я не припомню.

С депутатом Виталием Милоновым у вас были взаимные пикировки. Чем закончилась эта история? (Милонов призвал запретить творчество Сергея Шнурова, назвав его «отрыжкой пивника». В ответ Шнуров опубликовал в инстаграме стихотворение и посоветовал депутату побеспокоиться о голодающих стариках. — Прим. ред.)
Мой юрист направил в комитет по этике ­Гос­думы запрос по поводу высказывания Милонова. Так как он является все-таки лицом официальным, в отличие от меня, его ­начинают шпынять по этому поводу. Милонов никуда отправить запрос по поводу моего поведения не может, поэтому он в заведомо проигрышной ситуации. Он же слуга народа, то есть мой.





Читайте также: Интервью с создательницей приложения Наталией Шагариной





Нормальный человек хотя бы извинился…
Он написал письмо моему юристу. Но этого мало, конечно. А что значит «извинился»? Я же не Кадыров, мне извинения не нужны. И потом, где вы видели нормального депутата? Да и понятия о норме тоже растяжимые. Что такое «нормальный человек»? Хамство и небрежение в обращении к другим людям — это сейчас скорее норма, а не извинения.

Серебряков вообще назвал хамство «национальной идеей России».
На мой взгляд, он перегибает. Что такое в принципе «национальная идея»? Это тоже большой вопрос. Времена национальных государств ­закончились в XIX веке, когда у нас была Российская империя, другая историческая обстановка и другой государственный строй. Свойство XXI века — отсутствие национальной идеи. А с тем, что хамство является фоном, я согласен. Но это не абсолютно наша отличительная черта. В той же самой Америке полно хамов… Не нужно питать иллюзии, что там все улыбчивые и задают вопрос «Как дела?».

Зрители Первого канала признали вас лучшим наставником шоу «Голос». Вы планируете развивать наставническую деятельность?
Мне кажется, наставник в большом смысле — это всё же другая профессия. Я участвовал в шоу, которое показывают по телевизору и которое должно давать рейтинги. Для шоу я классный наставник, согласен со зрителями. А как наставник вне эфира — я вряд ли классный.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Как богатые соседи и роскошные курорты отвели от итальянского региона толпы туристов и сделали его излюбленным местом отдыха тех, кто ценит спокойствие и хорошую кухню
Совет по туризму Сингапура запустил глобальную программу лояльности для MICE групп - INSPIRE
Стартовал четвертый фестиваль морских специалитетов «Держи Краба!», который проводит Паназиатский ресторан Zuma. Попробовать краба по специальной цене можно от Москвы до Владивостока в 71 ресторане-участнике более чем в 20 городах России.
показать еще
Читайте в сентябре BUSINESS TRAVELLER №35
  • Деловой туризм в Абу-Даби: площадки, идеи и рекомендации
  • Тенденции: Гастрономические рейтинги как бизнес-инструмент
  • Диалоги: Елена Шубина об интуиции в издательском деле
  • Направления: Абу-Даби | Норвегия | Лигурия | Дрезден | Бал-Харбор
Оформить подписку