Премия

Рио, мой Рио

5 августа на легендарном стадионе «Маракана» в Рио-де-Жанейро стартует церемония открытия XXXI Олимпийских игр. И пусть Бразилию сотрясает жуткий коррупционный скандал, который может стоить поста президенту Дилме Руссефф, а курс национальной валюты упал за последние годы почти вдвое – Олимпиада позволит бразильцам и гостям Рио хотя бы на пару недель отвлечься от постоянных неурядиц в стране, уверен Алексей Асланянц

Исследовать старый центр города

Олимпиада дала городским властям прекрасный повод привести в порядок многострадальный центр Рио. Еще совсем недавно историческое и деловое сердце бывшей бразильской столицы представляло собой малопригодные для прогулок бетонные джунгли офисных башен и многоуровневых развязок. К Олимпиаде особенно одиозные развязки и шоссе упрятали под землю или вовсе снесли, а по улицам центра за какие-то пару месяцев до открытия Игр успели запустить футуристические скоростные вагончики легкого наземного метро VLT Carioca.
Мало где в центре Рио так заметен масштаб олимпийской строительной лихорадки, как в районе старого порта. Обозревая окрестности с террасы на крыше Художественного музея Рио (Museu de Arte do Rio, Praça Mauá, 5), попробуйте представить себе, что всего несколько лет назад на месте симпатичной площади Мауа, лежащей перед вами, были запущенные кварталы доков, одна из самых бедных и опасных частей города. А на дальнем конце площади, где вспархивает сейчас из вод залива Гуанабара новейшая городская достопримечательность, футуристический Музей завтрашнего дня (Museu do Amanhã, Praça Mauá, 1),  швартовались ржавые сухогрузы. Сам музей, открывшийся несколько месяцев назад, обещает занять заметное место среди главных туристических хитов Рио, и не столько благодаря эффектной белоснежной постройке испанца Сантьяго Калатравы, сколько в связи с ее содержимым – серией интерактивных инсталляций, посвященных борьбе с глобальной экологической катастрофой.
В окрестностях старого порта ничто уже не напоминает о многовековой истории Рио. Но за 10-15 минут отсюда можно догулять до сердца колониального города – мимо барочной церкви Канделария, в которой до сих пор считают своим долгом выдавать замуж дочерей лучшие семейства города, к площади 15 ноября и Императорскому дворцу (Paço Imperial, Praça Quinze de Novembro, 48). Это довольно скромное здание, работающее сейчас культурным центром (и скрывающее во внутреннем дворике симпатичное кафе), за последние триста лет успело побывать резиденцией сначала колониальных губернаторов, затем – португальской королевской семьи, эвакуированной в свои заморские владения из Лиссабона после наполеоновского вторжения, а позже – офисом обоих бразильских императоров. Именно тут офицеры-заговорщики свергли 15 ноября 1889 года  последнего императора – к слову, в центре нынешнего флага Бразилии изображено расположение звезд над Рио в ту ночь.

Выбрать любимый пляж

Особое место во вселенной Рио занимают пляжи Южной зоны – Копакабана, Ипанема, Леблон. Многокилометровая полоса белоснежного песка с прогулочной дорожкой, вымощенной черно-белой мозаикой Роберто Бурле Маркса, – такой же символ города, как гора Сахарная Голова или статуя Христа на Корковадо. Сюда считает своим долгом первым делом отправиться всякий уважающий себя кариока, как называют местных жителей, после долгого отсутствия на родине. Сюда сбегают офисные сотрудники в обеденный перерыв. Здесь флиртуют, знакомятся, расстаются, сплетничают, демонстрируют новые бикини и отточенные навыки футволея, ножного волейбола – самого бразильского вида спорта, какой только можно себе представить. Папа Римский Франциск недаром выбрал Копакабану, чтобы отслужить в Рио мессу: более близкого сердцу кариоки места на свете не найти.
Пляжи юга делятся на несколько невидимых стороннему взгляду зон влияния, которые принято различать по номерам спасательных вышек. Особенно строгие границы пролегают даже не на запруженном туристами и видавшем лучшие времена Копакабане (на время Олимпиады он будет еще и оккупирован соревнованиями по пляжному волейболу), а на следующем пляже, Ипанеме. У спасательной вышки номер 8 тут строят башни из песка семьи с детьми, дальше радужные флаги отмечают начало гей-территории, а у вышки номер 9 начинаются владения модной местной молодежи, благодаря которой Ипанема и слывет самым продвинутым пляжем Рио.
В историю мировой культуры этот район вошел благодаря сладенькой вкрадчивой босанове «Girl from Ipanema». «Идеал молодой кариоки, золотистая девушка-подросток, наполовину цветок, наполовину русалка, исполненная светом и грацией и переполняющая нас грустью: она несет в себе ощущение ускользающей молодости», – вспоминал потом о своей героине автор песни Винисиус ди Морайш. Старый бар «Велозу», в котором 17-летняя красотка Эло Пинейру сразила Морайша и композитора Тома Жобима, до сих пор работает, только под вывеской Garota de Ipanema (Vinícius de Moraes, 49). Внутри предсказуемо много туристов, но заглядывают и местные, а стейк-пиканья по-прежнему хорош.
За Ипанемой, до самой горы Два Брата, тянется Леблон – благопристойный пляж у одного из самых дорогих районов города, заповедник отставных футболистов, их жен, демонстрирующих чудеса пластической хирургии прошлого десятилетия, и тому подобной публики. Тут же, у спасательной вышки 10, гуттаперчевые мальчики и девочки ожесточенно сражаются в футволей, когда-то зародившийся именно на пляжах Рио акробатический гибрид футбола и волейбола.
Исследуя Южную зону в поисках идеального пляжа, на который вы будете потом приходить каждый день, не забудьте заглянуть и на Арпоадор – укромный скалистый мыс, отделяющий Ипанему от Копакабаны. Днем здесь тусуются серферы, а ближе к вечеру собирается встречать закат и выпивать заметная часть местной тусовки – вот еще одна традиция Рио, которую на время так приятно сделать и своей.

Покорить высоты

Два важных туристических хита Рио – виды на город от подножия статуи Христа на горе Корковадо и с вершины горы Сахарная Голова. Оба, разумеется, привлекают нешуточные толпы: билеты на узкоколейку, ведущую к подножию Христа, стоит покупать за день, а в очереди на канатную дорогу к Сахарной Голове придется отстоять пару часов. Хуже всего обстоит дело с утра, когда на обзорные точки завозят тургруппы на автобусах. Впрочем,  к обеим панорамам можно попасть и пешком, причем вылазку на Корковадо, например, можно превратить в настоящий поход по джунглям и водопадам заповедника Тижука, над кронами которого и вздымается 700-метровый гранитный пик со статуей на вершине.  
А визит на Сахарную Голову лучше приурочить к предзакатным часам, когда косые лучи заходящего солнца затягивают острова залива золотистой дымкой, а на пляж Леме у подножия горы уже выкатывают оборудование для диджеев, играющих тут по вечерам.
Впрочем, две туристические обзорные точки – далеко не единственные в городе, который весь, кажется, состоит из холмов и гранитных пиков. Однако важно понимать, что многие холмы в Рио заняты фавелами – кварталами самостроя разной степени нищеты и запущенности, где власть традиционно принадлежит местной наркомафии. Как раз живописанию царившего в фавелах насилия обязан своей мировой славой режиссер Фернанду Мейреллиш («Город Бога»), которому сейчас поручена постановка церемонии открытия Олимпиады. Впрочем, несколько лет назад власти штата развернули массивную операцию по замирению этих трущоб – со стрельбой, множеством убитых и даже одним сбитым полицейским вертолетом. На время Олимпиады с «хозяевами холмов», как называют главарей местных банд, заключено перемирие. Но в результате некоторые фавелы все же успели зачистить, и теперь они не более опасны для прогулок, чем центральные кварталы города. Например, Видигал (серьезный претендент на звание фавелы с лучшим видом на океан в Рио) относительно безопасна уже несколько лет, и с легкой руки местных риэлторов, пустивших слух, что тут якобы купил дом Дэвид Бекхэм, успела уже пережить небольшой бум недвижимости. Сейчас предприимчивые иностранцы даже строят тут отели, а модная молодежь, которая раньше и носа бы не сунула в трущобы, съезжается со всего Рио на вечеринки в Bar de Laje (Armando Almeida Lima, 8), стратегически обозревающий округу с самой вершины холма.

Танцевать на улице

Холм с мощенными булыжником улочками и живописными колониальными особнячками в Санта-Терезе давно привлекал художников и прочую богему. Сейчас чуть ли не в каждом колониальном домике квартала работает художественная мастерская с арт-галереей, а сами улочки и антикварный трамвайчик, карабкающийся на вершину холма, полностью оккупированы туристами. Ближе к вечеру отсюда стоит перебраться в Лапу – лежащий у подножия холма старинный квартал, где за каждым живописно осыпающимся столетним фасадом скрывается бар или клуб. По выходным очереди на вход выстраиваются уже часам к девяти вечера. Самое популярное место в Лапе – клуб Rio Scenarium (Lavradio, 20), устроенный в огромном складе XIX века, под завязку набитый танцующими кариоками и китчевым антиквариатом. Еще одна важная точка – культурный центр Circo Voador (Arcos, s/n, www.circovoador.com.br), расположенный прямо у символа квартала, акведука Аркос-да-Лапа. Здесь не только танцуют самбу, но и легко можно застать концерт какой-нибудь заезжей знаменитости. Вообще же прелесть Лапы не в отдельных заведениях, а в безудержном веселье, быстро выплескивающимся из баров и клубов наружу: танцы до рассвета прямо на улице остаются одним из самых дорогих воспоминаний, которые только можно привезти из Рио.  

Где погрузиться в местную жизнь

Пять традиционных баров

Azul Marinho (Avenida Francisco Bhering, Arpoador)
Бар-ресторан со столиками прямо на пляже – огромная редкость для Рио. Традиционная мокека – густое рыбное варево на пальмовом масле; виды на Ипанему и гору Два Брата. Идеальное место, чтобы пропустить стаканчик на закате.

Bar Brasil (Avenida Mem de Sá, 90, Lapa)
Эта супертрадиционная немецкая пивная с оцинкованной стойкой и официантами в бабочках почти не изменилась с 1907 года. Белые телячьи сосиски,  копченый цыпленок, тусовщики из клубов Лапы.

Bar do Mineiro (Paschoal Carlos Magno 99, Santa Teresa)
Неизменное место всех встреч в самом сердце богемной Санта-Терезы. Черно-белые фотографии старого Рио на стенах и гигантские порции традиционных блюд из штата Минаш-Жерайш, например, фейжоады – жареной свинины с рисом и черными бобами. Богатый выбор кашасы – тростникового самогона, лежащего в основе коктейлей вроде кайпириньи.

Bar Urca (Cândido Gaffrée 205, Urca)
Местный ритуал – взять в баре холодного пива, закусок (например, пирожков с крабом) и переместиться с ними через дорогу, на парапет набережной, с видом на залив и рыбаков, возвращающихся вечером в порт.

Bracarense (José Linhares 85, Leblon)
Суперпопулярный бар в Леблоне, где в очередь за столиками каждый вечер выстраивается, кажется, все трудоспособное население района.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Шанс по-новому оценить и мастерство шефов, и любимый ресторан
Ближайший к центру Москвы отель при аэропорте
показать еще
Читайте в декабре BUSINESS TRAVELLER №31
  • Авиа: от грядки до подноса - путь бортового питания
  • Тенденции: топ-10 коворкинг-пространств Москвы
  • Диалоги: архитектор и дизайнер Анастасия Панибратова
  • Направления: Барселона | Ереван | Новосибирск | Цюрих | кантон Вале | Мальдивы
Оформить подписку