Премия

На выходные в Плёс

Алекс Дубас, писатель, теле- и радиоведущий, знает, как вернуть любовь к России, которую, на его взгляд, изрядно подточила Москва – надо отправиться в путешествие в маленький российский городок Плёс.

В Плёсе осваиваешься моментально. В маленьком городке с тремя тысячами жителей уже в первый день вступаешь в контакт чуть ли не с половиной населения. Так, выяснится, что лучше всех коптит лещей Боря-армянин. Другие коптильщики (например, татуированный Саша), конечно, расскажут, что по-настоящему коптят лещей только они: «Ведь для этого нужна только соль да ольховые ветки... А Боря-армянин добавляет какие-то травы... И это подозрительно: свежая ли у него рыба?». Однако сотрудники ФСО, сопровождавшие в волжском трипе тогдашнего президента Медведева, покупали рыбу именно у Бори. А у них губа, как известно, не дура. У памятника кошке, что каждый вечер любуется на дивный закат, можно познакомиться с художником Виталием. Он этот памятник и установил в память о любимой кошке Мухе. Виталик – настоящий дух Плёса. Маленький, бровастый, бородатый. Папа двоих очень похожих на него сыновей – таких же барчуков, только без бороды. Он рассказывает, что иногда выходит к памятнику подслушать, что говорят о нем туристы, сошедшие на несколько часов с белых теплоходов. Чего он только не слышал: что эта кошка вытащила ребенка из огня, спасла тонущего в Волге человека, родила 180 котят... Виталик зовет тебя в свою мастерскую, там угощает водкой и помидорами, поет под гитару песни про Ленинград и показывает свои картины. А на картинах все тот же Боря-армянин, который стоит возле калитки и любуется закатом. Сцена в баньке, когда прекрасная, длинноволосая и дородная голая женщина завязывает узел на шапке-ушанке своего маленького усатого муженька. Утепляет. А вокруг, над банькой, уже вовсю летают-порхают такие же маленькие и довольные пьяненькие мужички. И на вопрос: «А чего это они летают?», Виталик глубокомысленно отвечает: «Да стаями они летают».
Еще в Плесе живет француз Андрэ. Он похож на бывалого моряка и вполне сносно говорит по-русски. Если сложатся обстоятельства, то можно вечерком усесться с ним на завалинке, попивать пастис (который ему привозят по случаю из Парижа), любоваться видом с горы и неспешно болтать. Он расскажет о том, как участвовал в Алжирской войне, о своем знакомстве с Франсуазой Саган, Ивом Монтаном или Жаном Люком Годаром... «...Мы разговаривали с Годаром часа полтора. Он говорил очень странно. Вроде по-французски. Но как-то очень быстро. И многие слова глотал. А вторая половина слов – были о кино и какие-то интеллектуальные, специальные... Так что я вообще ничего из нашей беседы и не понял». Андрэ вздыхает и жалуется на то, что вот чего здесь не хватает, так это французских журналов. Впрочем, теперь в его доме есть вайфай, и проблема отчасти решена. Такие речи очень странно слышать в российской глубинке, в двухстах километрах от ближайшей (и то малоприметной) станции. Плёс законсервировался. Он почти такой же, каким и был лет двести назад. Сюда не дошли фашисты, здесь не было особенных интересов у советской власти. Жена Анрэ – красавица Лена, будто сошедшая с полотен Кустодиева, угощает нас вкуснейшими закусками и домашним ледяным квасом. Вот где настоящая актриса: она красочно и с удовольствием рассказывает удивительные истории о перипетиях, случившихся с их семьей, показывает альбомы с отзывами постояльцев. У Лены и Андрэ в гостевом доме жили и столовались режиссер Лунгин, клоун Полунин и еще много-много достойных людей, с половиной из которых у хозяев случилась настоящая дружба. На прощание Лена непременно вручит вам пакет с невероятно вкусными пирожками. У Андрэ и Лены – шестнадцать детей. Десять из них – приемные. Живет в Плёсе еще один француз – некто Ланской. Потомок русских дворян-белоэмигрантов, вернувшийся на родину предков. Но они с Андрэ не общаются, переходят по разные стороны дороги, завидев друг друга: два единственных носителя французского языка в Плесе поссорились. Сам город живет от навигации к навигации. Как и раньше теплоходы с названиями «Академик Курчатов», «Муртаза Манаров», «Феликс Дзержинский» причаливают к плёсской пристани. На набережную высыпают туристы, а город встречает их копченым лещом и музеем Левитана.
Исаак Левитан, писавший здесь этюды три года подряд, конечно, безусловный символ и главный тотем города. Местные жители с удовольствием поведают вам истории, связанные с Левитаном и не вошедшие в пуританские путеводители. Дело в том, что сошел на Плёсский берег Левитан не только с мольбертом, но и со странной компанией: своей ученицей Кувшинниковой (на тот момент ему было 29 лет, ей 41) и (внимание!) с другом мужа Кувшинниковой. «Как вы понимаете, – заговорщицки прошепчет вам народный гид-плесянин, – Кувшинникова была любовницей Левитана». А бабушки в музее покажут вам маленькую спальню, где якобы почивала «ученица», и спальню Левитана, также с одной кроватью. А вопрос: «Где же тогда ночевал друг мужа?» – ставит их в тупик и вгоняет в краску. Эта легенда еще не сочинена. Также всему Плесу известна история, как эта «столичная богема» развратила порядочную плёсскую девушку Аннушку Грошеву. Она была женой зажиточного старообрядца и, судя по всему, порядочно скучала в городке. Поэтому свободолюбивые речи Левитана и его компании, конечно же, произвели на нее неизгладимое впечатление. Они заразили ее духом свободы и возможностями, открывающимися в больших городах. Художники помогли ей бежать в Петербург. С тех пор въезд в Плёс Левитану был заказан. Софья Кувшинникова увековечена в истории Чехова «Попрыгунья» и вот теперь – в этом памятнике плёсской дачнице. Она сидит на бронзовой скамейке и любуется на мольберт, в рамке которого постоянно меняется картинка: то проплывет яхта, то выпадет снег, то турист из Чебоксар всунет свое полупьяное улыбающееся лицо. Город законсервирован. Где-то в большом мире идут Олимпиады и Чемпионаты Европы по футболу, а здесь обсуждают прилетевший в Плёс гидроплан. Военный летчик в отставке, спроектировавший его, выходит на городскую набережную как настоящий герой. Город щедр на удивительные встречи. Он посылает тебе делегатов. В контакт ты вступаешь мгновенно и легко. Человек с татуировкой водолаза на плече оказывается твоим бывшим сослуживцем. Мы долго и с удовольствием вспоминаем с ним под старым кленом, под крики совы, под плеск волжских волн в ночи, былые деньки в Севастополе, бывших сослуживцев и дураков-командиров. На вопрос: «Плаваешь ли с аквалангом сейчас?» мой соратник-водолаз отвечает, что только при случае. А так работает слесарем в ближайшем пансионате для умственно отсталых. Работы в городе особенно-то и нет. А вон за соседним столиком обедает с сыном известный адвокат Генри Резник. Его сын – Андрей Резник – сам батюшка, служит священником в одном из храмов Ивановской области. Так что именитый юрист здесь частый гость. Несколько экстравагантных дам в возрасте, одетых явно по столичной моде, спрашивают меня: «Ну и как вам эта потемкинская деревня»? Оказывается, в Плёсе есть Дом отдыха артистов, «последний приют комедианта». Ежегодно театры, в том числе московские, выдают путевки заслуженным деятелям, чтобы те отдохнули недельку-другую на Волге. Актрисы с удовольствием вспоминают, каким был Плёс раньше, как в андроповские времена ездили на лодке через реку за водкой в Костромскую область. Одна из них снималась в фильме «Тимур и его команда», а другая в картине «Мне 20 лет» Марлена Хуциева. Когда они говорили о «потемкинских деревнях», то имели в виду объекты, построенные нынешним мэром городка. А понастроил он немало… Точнее, не настроил, а отреставрировал. И кофейню «Плесского общества трезвости», и ресторан «Яхт-клубъ» (правда, в городе пока еще нет ни одной яхты). А еще большой отель и кучу дачных гостевых домов с резными ставнями и палисадниками. Как и любой новатор, мэр противоречив. С одной стороны, действительно делает городок привлекательнее и краше для туристов и дачников, с другой – местное население, как правило, возмущается. Обычная история. Но факт остается фактом – теперь здесь можно комфортабельно и с удовольствием отдохнуть. Были бы деньги.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Стартовал четвертый фестиваль морских специалитетов «Держи Краба!», который проводит Паназиатский ресторан Zuma (Владивосток). С прошлого года фестиваль стал общероссийским и теперь попробовать краба по специальной цене можно от Москвы до Владивостока в 71 ресторане-участнике более чем в 20 городах России.
Небольшой и очень удобный регион для автопутешествий на выходные
Новые модели самолетов, масло вместо керосина и электродвигатели – как авиакомпании пытаются сделать авиаперевозки более безопасными для окружающей среды
показать еще
Читайте в сентябре BUSINESS TRAVELLER №35
  • Деловой туризм в Абу-Даби: площадки, идеи и рекомендации
  • Тенденции: Гастрономические рейтинги как бизнес-инструмент
  • Диалоги: Елена Шубина об интуиции в издательском деле
  • Направления: Абу-Даби | Норвегия | Лигурия | Дрезден | Бал-Харбор
Оформить подписку