MICE в Монако Премия

Лето на озере Комо

Озеро Комо существует в двух измерениях: это и один из лучших курортов Италии с россыпью исторических вилл, и метафизический портал в идеальный мир, воспетый Леонардо да Винчи, Полом Андерсоном и Джорджем Лукасом.

Итальянский озерный край раскинулся между Пьемонтом и Венето, но большая — и лучшая — его часть протянулась в Ломбардию. Все, чем та славится, изобрели от избытка. Аперитив кампари — чтобы штурмовать бастионы пищи в здешних ресторанах. Ризотто-алла-миланезе — потому что стекольщики, красившие витражи миланского Дуомо баснословно дорогой золотисто-желтой краской, уже не понимали, куда девать весь этот шафран. Озеро Комо тоже кажется излишеством: не потерял ли итальянский север, и без того владеющий отражающими небо Гардой, Изео и Лаго-Маджоре, всякое чувство меры?

Впрочем, самому озеру Комо это чувство никогда не отказывает. Все, кроме цен на отели, здесь очень умеренное — это рай для любителей золотых середин и устойчивых соотношений. Лето на Комо идеальное, даже август — и тот по итальянским меркам прохладный: температура как приклеенная держится на отметке +25С.
Местные жаропонижающие виды — горы, холодный ультрамарин озерной воды, мистическую дымку над волной — Да Винчи превратил в фон для безмятежной «Мадонны в скалах». А кому-то они и вовсе кажутся неземными: в фантастическом рассказе Пола Андерсона “Свет” 1957 года астронавты, высадившись на Луну, находят полный странного сияния кратер, а в нем — вырубленный в древнем камне крест, и вспоминают ту самую картину Леонардо, тот же «никогда не сиявший на Земле свет — холодный, бледный, непередаваемо мягкий». Лететь на Луну, чтобы увидеть это свечение, совершенно необязательно: на Комо его включают 365 дней в году с полудня до заката.
Представление о том, что Комо — место, где посменно дежурят все папарацци мира, не совсем соответствует правде. Да, половина здешних исторических вилл принадлежит известным людям: Ла-Кассинелла — Ричарду Брэнсону, Олеандра — Джорджу Клуни, Ле-Фонтанелле — Аркадию Новикову и так далее. Но поймать в объектив знаменитость в утреннем неглиже непросто даже с лодки — террасы озерных особняков плотно оцеплены кедрами и кипарисами. Отлично просматривается с воды разве что терраса Grand Hotel Villa Serbelloni в Белладжо на оконечности мыса, который делит Комо на два рукава, — если хочется попасть в чей-то видоискатель, лучше места не придумаешь. Для того виллу и строили: в 1850-х знатная миланская семья выкупила кусок побережья «под дачу» — закатывать приемы на двести с лишним человек. Сегодня в главном бальном зале под расписными потолками и плакучими хрусталями, некогда озарявшими царственные лысины, проходят завтраки. Они непростые — да и вообще, в гостинице, чей ресторан Mistral с молекулярной кухней отмечен звездой Michelin, к еде относятся очень внимательно.
После Mistral меню довольно известного ресторана Locanda dell'Isola Comacina на островке Комачина, не особенно поражает: не меняясь с 1988 года, оно предлагает за 75 евро жареную курицу, простую рыбу и утопленное в сладком ликере мороженое. Вместо этого cомнительного удовольствия лучше просто заказать бутылку белого и выпить ее с самым эффектным видом Комо из существующих: других островов на озере нет. Золотисто-охряной городок, с которым переглядывается ресторан, — крошечная Сала-Комачина, и оттуда минут за сорок стоит дойти до виллы Балбьянелло, главной озерной достопримечательности, построенной в конце 18 века для кардинала Дурини.
Последний хозяин виллы — путешественник и исследователь Гвидо Монцино, который возглавил два десятка важных экспедиций от Патагонии до Эвереста, — завещал ее Италии, и в 1988-м здание превратили в этнографический музей. Он действительно хорош: на втором этаже, например, хранится одна из самых ценных коллекций доколумбовых статуэток в мире. Но красивее всего сад, сбегающий террасами в озеру — лавры, самшиты, кипарисы и лимонные деревья.
Скорее всего, вы эти сто оттенков зеленой нежности уже видели: в фильме «Казино «Рояль» они обернулись садом частной клиники, где приходит в себя раненный злодеем Ле-Шифром Джеймс Бонд. И на террасе виллы Сербеллони во втором эпизоде «Звездный войн» Энакин Скайуокер целует Падме Амидалу, говоря «Не люблю песок. Он грубый, жесткий, неприятный, проникает повсюду. А здесь все другое — мягкое, нежное».
Яснее про здешние края не скажешь: для любителей понятных всепроникающих итальянских песков есть Сардиния и Лигурия. Для поклонников тонких материй — Комо.

Текст: Ксения Голованова




Читайте также: По ту сторону Экватора



Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Новый театральный рейс Флотилии «Рэдиссон Ройал»
По соседству с Русским музеем и Михайловским садом
Четыре города недалеко от столицы, славных своей кулинарией, ради которой стоит совершить отдельное путешествие
Блогеры, актеры и музыканты повторили в соцсетях культовые образы итальянского кинематографа
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку