MICE в Монако Премия

Будапештский гамбит

В XXI веке Будапешт, некогда бывший блистательным центром Австро-Венгерской империи, стал одной из беднейших столиц Евросоюза. Как этому городу удалось превратить свои слабости в преимущество, рассказывает Мария Бахарева

Когда в 2012 году обанкротился крупнейший венгерский национальный авиаперевозчик Malev, никто и подумать не мог, что это станет началом новой эпохи в жизни одного из самых интересных европейских городов. Именно после этого лоукостер Wizzair, несколько лет работавший в тени Malev, наконец-то смог развернуться в полную силу и войти в число ведущих авиакомпаний Европы. Сегодня Wizzair летает почти по 400 маршрутам и имеет два десятка баз в разных странах, но именно Будапешт, разумеется, остается ключевой точкой маршрутной сети авиакомпании. Благодаря низким тарифам Wizzair поездка в Будапешт для жителей Европы перестала быть событием – сюда летят на день-другой, практически не раздумывая: на романтический уикенд, повеселиться с друзьями, просто погулять. Поток туристов, всегда державшийся на стабильно высоком уровне, к 2015 году достиг рекордных величин: почти 10 млн человек в год. Львиная доля центральной части Будапешта – панорама дунайских берегов, крепостная гора в Буде, величественный проспект Андраши и завершающая его Площадь героев – входят в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Однако туристов привлекают сюда не только архитектурные красоты. В минувшем году британская компания Post Office составила рейтинг европейских столиц с самым дешевым алкоголем – и Будапешт его возглавил. Не случайно пятничные авиарейсы из Лондона здесь называют «пьяными»: десятки молодых британцев каждую неделю прилетают в Будапешт, чтобы как следует напиться в местных барах, а потом отмокать в знаменитых термальных купальнях.

Квартирный бум

Драматически возросший туристический поток привел к оживлению индустрии гостеприимства. Еще три года назад выбор жилья в Будапеште на AirBnB, самом популярном международном сервисе краткосрочной аренды, был удручающе ограниченным – на всю Венгрию там было зарегистрировано примерно четыре сотни квартировладельцев. Сегодня в одном только Будапеште через AirBnB сдается около пяти тысяч квартир – и это число растет с каждым днем. Рост спроса на недвижимость привел и к долгожданному росту цен на нее: те же три года назад купить квартиру в центре города можно было за $20-30 тысяч. Сегодня жилье за такие деньги будет трудно найти и на окраине – в среднем, цены на недвижимость за это время выросли примерно на треть, и это явно только начало. 
«Я переехал в  Будапешт в 2013 году, – рассказывает итальянец Маурицио, типичный представитель местной AirBnB-индустрии. – У меня было немного свободных денег и никакой перспективы найти работу на родине. В Будапеште я устроился в итальянский ресторан и купил две квартиры – в одной из них жил, другую сдавал, тогда еще через Booking.com. Сейчас у меня три квартиры для сдачи, и я живу исключительно этим. В городе есть агентства, которые берут на себя управление туристической недвижимостью – передать ключи жильцам, убрать после выезда и так далее, – но я предпочитаю заниматься всем самостоятельно. В некотором роде меня можно считать хозяином мини-гостинцы». Таких, как Маурицио, в Будапеште сотни и, что характерно, большинство из них иностранцы – вероятно потому, что заработки венгров всегда были такими же низкими, как и цены на квартиры, и им не по карману была скупка недвижимости.
Индустрия гостеприимства –  это не только  жилье, но и многочисленные кафе, бары и рестораны. Эта сфера также переживает бум – новые заведения на любой вкус и кошелек (от крошечных стритфуд-кафе до изысканных гастрономических ресторанов, которые с самого начала метят на страницы гида Michelin) открываются буквально каждую неделю, и никто не жалуется на отсутствие посетителей. «Десять лет назад Будапешт казался мне скучнейшим, хотя и красивым, городом, в котором никогда ничего не происходит, а после пяти часов на улице и вообще никого нет, – вспоминает юрист Дмитрий Шабельников. – А в последний приезд я прошелся всего по одной улице – вполне центральной, но не специально «барной», – и насчитал штук восемь баров, забитых под завязку, причем в среду».
Улица, о которой говорит Дмитрий, находится в той части Эржбетвароша (седьмого района Будапешта), где некогда находилось еврейское гетто. В начале 90-х годов этот район был под угрозой исчезновения – девелоперы начали по дешевке скупать разрушающиеся здания и сносить их. На защиту «Еврейского квартала» встала общественная организация ÓVÁS!, которая добилась почти полного запрета на точечную застройку внутри района. Однако денег на реконструкцию у домовладельцев от этого не прибавилось, и дома Эржбетвароша продолжали разрушаться. Так было до тех пор, пока в одном из заброшенных зданий не открылся бар Szimpla с совершенно сумасшедшим интерьером, собранным по помойкам и блошиным рынкам. Вскоре по соседству стали открываться и другие подобные заведения, получившие общее название romkocsma – «руинный бар». Ничего подобного не было ни в одном другом городе Европы, и руинные бары быстро стали не просто  местом паломничества туристов, но и одним из символов города, не менее значительным, чем историческая линия метро или базилика святого Иштвана.  В результате Эржбетварош стал самым модным и динамично развивающимся районом города.

Снимается кино

Будапешт – не только популярное туристическое направление. С 90-х годов он имеет славу столицы европейской порноиндустрии – здесь, действительно, снимают много фильмов для взрослых, однако, в последние годы гораздо большее значение в Венгрии стал иметь обычный кинобизнес. Вообще, натурные съемки для международных блокбастеров в Будапеште проводились и раньше: еще в 1988 году здесь снимали «Красную жару» с Арнольдом Шварценеггером,  а несколькими годами позже проспект Андраши играл роль Буэнос-Айреса в «Эвите» Алана Паркера. Однако в 90-е годы Будапешт находился в тени Праги  – именно она тогда была самым модным местом для киносъемок в Центральной Европе. Все изменилось в 2004 году, когда венгерское правительство приняло новый закон о налогообложении кинопроизводства, благодаря которому иностранные продюсеры, снимающие в Венгрии, имеют право получить назад от 20 до 25 процентов потраченных на производство денег. Результат был практически мгновенным – за первый же год действия нового закона венгерская казна получила более чем $20 млн доходов от кинобизнеса. Добавьте к этому дешевизну, хорошие продакшн-студии и разнообразную историческую застройку, где можно отыскать уголки, напоминающие о самых разных странах и эпохах. Так, за последний год в Будапеште (причем, часто на одних и тех же улицах) снимали Прагу времен Второй мировой войны для экранизации международного бестселлера «HHhH», Восточный Берлин начала 80-х для шпионского боевика «The Coldest City» с Шарлиз Терон в главной роли, Париж 50-х для британского телесериала по мотивам романов о комиссаре Мегрэ и сразу несколько городов, в которых проходит действие экранизации романа Дэна Брауна «Инферно». Так что не удивляйтесь обшарпанным фасадам будапештских домов – нередко их сознательно поддерживают в таком виде для удобства киноиндустрии. Ведь сила Будапешта – не только в его красоте, но и в его бедности. Даже если во многом она уже только кажущаяся…
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Журналистка Ника Ганич выпустила гастрономический путеводитель по Латвии
Relax. If you can… («Расслабься, если сможешь…»)
Отказ от промышленного разведения животных: миф или реальность ближайших лет?
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку