MICE в Монако Премия

Брахма хочет фондю

…в которой Брахма входит в возраст зрелости, Барсик повисает на бараньей туше и никто никуда не торопится

Брахма хочет фондю – это не то же, что мальчик хочет в Тамбов. Это совсем другое. Сейчас объясню.

Для начала я напишу один очень умный абзац. Без него нельзя. Но вы не бойтесь: он скоро кончится.

Я по образованию лингвист. Существует три вида лингвистики: сравнительная, сопоставительная и контрастивная. То есть, грубо говоря, если сравнивать польский язык с близким ему чешским – получится сравнительный анализ, если французский с английским – анализ сопоставительный, а вот если корейский с мордовским или норвежский с африканским языком мумуé – контрастивный. Потому что мумуé и норвежский похожи друг на друга, как хряк на фламинго. Всё. Умный абзац кончился.

Мой личный опыт подсказывает, что туризм тоже может быть сравнительным, сопоставительным и контрастивным.

Переехал на поезде из России в Украину – нá тебе сравнение. Колбасы с салом, например.

Переехал через Рейн на пароме из Франции в Германию – нá тебе сопоставление. Круассана с сосиской. Или вина с пивом. Или арабов с турками.

Несколько раз у меня получалось так, что я – по независящим от меня обстоятельствам – путешествовал по контрасту. Один раз после Монголии попал в Голландию. Другой раз после Гваделупы – в Непал.

Последний раз сложилось так, что я очутился в Индии, а потом, почти сразу, – в Швейцарии. (Может быть, и хорошо, что не наоборот.) И я снова увидел, что жизнь, как говорится, оказалась богаче.

Возникает что-то типа эффекта контраста бани с прорубью. В результате достигается синтез, близкий к кайфу, катарсису, инсайту или нирване. Это уж что кому ближе.

Швейцария и Индия – совсем разные.

И вместе с тем эти страны, как это ни парадоксально, очень похожи. Крайности, как известно, склонны сопрягаться.

Во-первых – коровы. Это святое.

Символ Швейцарии – черно-белая корова. Швейцарцы долго оспаривали этот символ у Голландии. Или наоборот – трудно понять. В результате голландцам достались символические ветряки. А швейцарцам – брендовые коровы. У голландцев, правда, тоже есть буренки – такие, а-ля гжель. Но это не считается.

И в Индии, и в Швейцарии корова – священное животное. Только в Индии ее никто не ест, но зато и не кормит. Индийские тощие коровы – это что-то вроде тени отца Гамлета. Или обомжевших манекенщиц. Зато в Швейцарии коров с большим удовольствием кушают, но кормят и ухаживают за ними, как средневековые рыцари за дамами. Даму, правда, потом сожрут, но до забоя она живет в свое удовольствие. Права ее защищают в Женевском суде. Гуляет она по живописным лугам, огражденным проволокой. По проволоке идет слабый разряд тока. Ткнет полорогая дама свой мокрый носик-трюфель в проволоку, бархатисто выругается своим парнокопытным матом и побредет обратно на лужок.

Я, честно говоря, даже и не знаю, какой корове лучше – индийской или швейцарской.

В Швейцарии, как известно, 26 кантонов. В каждом свои законы, обычаи и заморочки. Все кантоны совершенно разные. 26 кантонов – 26 Швейцарий. В Индии, как все знают, 25 штатов. (Почти совпадение). 25 штатов – это 25 Индий. Без преувеличения.

В Швейцарии много языков. Немецкий, французский, итальянский, ретророманский. Да еще почти все говорят по-английски. В общем – пять языков на семь с лишним миллионов человек – это сильно. Все худо-бедно полиглоты. И каждый из языков и менталитетов вносит что-то свое.

Есть такой известный европейский анекдот. Что такое рай? Рай – это когда англичане принимают, немцы организуют, французы кормят, а итальянцы развлекают. Ад же – это когда французы принимают, итальянцы организуют, англичане кормят, а немцы развлекают. Не знаю, что в Швейцарии, но не ад – это точно.

В Индии тоже очень много языков. Неизвестно сколько. Несколько сотен. Поскольку неизвестно и то, сколько индусов (то ли миллиард, то ли полтора), - все справедливо. Все индусы тоже худо-бедно полиглоты.

В Швейцарии очень чисто на улицах, автотрассах, в сортирах и лесах. (Лес и сортир в Швейцарии, в отличие от России, – антонимы).

В Индии, мягко говоря, все наоборот. Зато индус с утра до вечера чистит чакры и прочие духовные внутренности. Швейцарец же никаких внутренностей не чистит. Ни духовных, ни материальных. Он ест фондю. Это, как известно, плавленый сыр в вине. Суровая вещь. Калорийность одной порции – Федору Емельяненко хватило бы на все бои жизни. Я один раз съел порцию фондю и потом неделю был сыт и задумчив. Такое выражение лица (которое я видел у себя в зеркале) я наблюдал только один раз в жизни. Когда наш кот Барсик забрался на бойню и сожрал полтуши барана. Барсик повис на туше, вцепившись в неё когтями, и, задумчиво глядя вдаль, околел от пережора. А я выжил. Но фондю больше не хочу. Вернее, хочу, но не могу.


185528069.jpg


Швейцарцы никогда никуда не торопятся. Лет пятьдесят-шестьдесят для обсуждения и принятия очередного закона – не срок. Именно поэтому они, как бы в насмешку над миром, делают лучшие в мире часы и продают их нам. Задорого.

Индусы тоже никуда не торопятся. Совсем. Им даже и часы не нужны.

Согласно индуизму, есть 4 века: Критаюга, Третаюга, Двапараюга и Калиюга. Мы живем в Калиюге. Наша Калиюга началась в 3102 г. до н.э. и продолжается до сих пор. Все 4 века вместе называются – Махаюга.  Дальше. 1000 махаюг (т.е. 4 320 000 000 лет) – это один день бога Брахмы. День Брахмы называется Кальпа. В 1 кальпе 14 манвантар. После каждой манвантары – всемирный потоп. То есть всемирный потоп случается каждые 309 000 000 лет. Не очень часто. Брахма живет 100 лет. То есть 36 500 махаюг. По-нашему – примерно 158 триллионов лет. Потом Брахма то ли умирает, то ли засыпает, и наступает кирдык всему. Кирдык называется Пралайя. И длится тоже 158 триллионов лет. Потом кирдык прекращается, и Брахма просыпается-рождается вновь. И так до бесконечности. Сейчас нашему Брахме 50 лет. Он бодр и энергичен. Мы живем в 1-ый день 51 года Брахмы. 28 махаюга, если так вам станет понятней. И вообще жизнь – это или игра («Лали»), или иллюзия («Майя»). И торопится совершенно некуда. Наша цивилизация, еще несколько сотен миллионов лет протянет. Мне лично индийские масштабы нравятся.


92831864.jpg


Все это я зачем-то рассказал моему знакомому швейцарцу Жану, когда мы с ним ели фондю в Женеве, в ресторане «О-з-Армюр». Жан – владелец часового магазина. Сначала Жан, слушая мои манвантары-калиюги, молча хомячил винный сыр, а потом вздохнул, философски поглядев на часы, снял их, положил в карман и сказал: «Шарман. Хочу в Индию». Сейчас он, кстати, там.

Когда я летел из Женевы в Москву, в самолете мне приснилось, что я Брахма, сижу у себя на даче под Яхромой и кушаю фондю.

Сон, конечно, нагловатый, но – ничего не поделаешь: подсознание прет.

В общем, хорошего вам аппетита, побольше контрастных путешествий и счастливой, долгой махаюги.

Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Журналистка Ника Ганич выпустила гастрономический путеводитель по Латвии
Relax. If you can… («Расслабься, если сможешь…»)
Отказ от промышленного разведения животных: миф или реальность ближайших лет?
показать еще
Читайте в марте BUSINESS TRAVELLER №37
  • Аэропорты: Курс на снижение углеродных выбросов (цифры и факты)
  • Бизнес: Подкасты как площадка для рекламы и продвижения брендов
  • Диалоги: Александр Аузан об экономических вызовах деглобализации
  • Направления: Гонконг | Доломитовые Альпы | Эстония | Перу | Черногория
Оформить подписку