Премия

Азиатская коррекция

Татьяна Полякова, консультант по светскому и деловому общению, размышляет о своей любимой Азии – от Китая до Японии, и делает особый акцент на Корее – стране, где царит культ красоты и успеха

Рано утром в Риме за гостеприимно и заботливо накрытым завтраком я смущенно отводила глаза от экрана с новостями на «Первом итальянском». Декольте синьоры-диктора, ее яркий грим и заметный результат инъекций, казалось, безжалостно атаковали меня. «А как же Ватикан»? – почему-то подумала я. Проезжая мимо витрин Intimissimi в центре Рима, где выставлены стринги в цветах национального флага, я думала о том же, пытаясь уловить коммерческую составляющую. Почему крошечные стринги, а не кружево La Perla цвета шампанского или пыльной розы? Профит же больше с дорогих моделей... Но вдруг вдогонку: обнаженная Моника Беллуччи в Vanity Fair Italia. Уверена, что все это эталоны! Но почему так активно? Отгадка пришла неожиданно. Не в Риме, а в Милане, где с главных торговых улиц практически исчезли европейцы. Теперь по ним идут молодые нарядные китайцы – те, кто приехали туристами, и те, кто остались и живут здесь. Они покупают модные бренды в сезон скидок, совсем как настоящие миланцы. Самая популярная фамилия в городе уже не традиционная Росси, а китайская. Да и путешествующие китайцы меняются на глазах... Нередко можно увидеть и китайскую свадьбу в том же Милане или Венеции, ведь европейская церемония для них – это мода, игра, красивый образ. В Китае много народностей, лиц и фамилий, но, путешествуя по стране, нелегко купить национальный авторский шелк. Я с трудом нашла его в Ченгду – кстати, в городе, с самой высокой per capita продажей Lоuis Vuitton в мире. В провинциальном Китае толпа внешне напоминает американскую – футболки, сникерсы и недорогие джинсы, а в больших городах взят массовый курс на европейскую моду. Но не только…
Помню, в главном дубайском молле, в магазине Rimowa, в очереди из десятка китайцев я осмелилась спросить, почему они скупают целую серию из шести чемоданов именно этой модели? Ответ, прямой и обескураживающий, не прозвучал, а был продемонстрирован с экрана телефона. Идол! Корейская поп-звезда! С чемоданом этой модели! Дальше язык тела предавал нескончаемый восторг. Еще совсем недавно при японцах было неприлично упоминать Китай или Корею. Это грозило культурным и чуть ли не политическим скандалом. Но вдруг солнечными зайчиками стало отсвечивать именно корейское зеркало, и светить так ярко – на всю Азию и даже, кажется, на весь мир! Правда, этот свет оказался отраженным европейским светом. Для меня Корея – прежде всего про красоту. О Корее я давно знаю от диетологов и специалистов по «красивому старению». Например, знаменитый корейский шеф-повар покорил Америку: Эдварду Квону 45 лет, но выглядит он на 25. Звезда корейского кинематографа Ха Чжи Вон гордится тем, что в 35 лет выглядит лучше, чем в свои 20! Внешность, эстетика и красота – залог карьеры, а учеба и карьерный рост – главные составляющие жизни как мужчин, так и женщин. Корея небогата природными ресурсами, и ставка делается прежде всего на умственный труд. Нет страны, в которой бы манипуляции во имя достижения стандарта красоты выливались бы в такой бизнес, и подтверждение тому, как ни странно, я нахожу в Москве, где каждый уважающий себя косметолог гордится подобранной линией корейской косметики. А в самой Корее каждый пятый ложится под нож – при населении 49 млн Корея занимает седьмое место в мире по количеству пластических операций.
Где красота, там и ум, а также острый корейский взгляд. Я привыкла к ним в Нью-Йорке: ассистенты ведущих фотографов и топ-дизайнеров, бэк-офисы PR- и рекламных агентств – всегда и везде в команде задают тон уверенные корейцы. Кстати, про острый взгляд. Первые манипуляции «сингапури», операцию по коррекции складочки века, надо успеть сделать до шестнадцати лет, а начинать можно с восьми. Это лишь первый шаг, потом копят значительные суммы на ринопластику, перестройку плоской переносицы. Мужчинам нужно задуматься еще и о подпяточниках. Понятно, что это – уловка или инструмент для восхождения по служебной лестнице. В офисе, особенно международном, рост очень важен. Впрочем, мужчины не брезгуют и тональным кремом, и пудрой, умело закрашивают и тонируют седину. Выглядеть молодо и красиво – главная цель. Тем более что в Корее выбирают женщины – их меньше. Традиция считать размер семьи по количеству сыновей, увеличила число абортов, так что совсем недавно беременным запретили УЗИ. Азиаты не любят чрезмерного выражения эмоций. Неулыбчивость для них – это не только шарм, но и проявление ума. Много и часто смеющийся бизнесмен не может быть признан успешным в Японии. Смех – признак нервозности. Необязательно смеяться, можно улыбаться глазами! А именно выражению глаз и способствует блефаропластика, операции по поднятию века. Азиатские бьюти-манипуляции («бьютификации») не должны быть видны иностранцам. Азиаты наслышаны, что в Европе о здоровье и материальном говорить вслух не принято. Московское «Она грудь себе / Он глаза себе ... сделали» звучит в Азии гордо. Чеки и сертификаты на модификацию и апгрейд внешности в Корее дарят родителям дети. Эти «листы красоты» заказывают и оплачивают по каталогу.
Корея задает тон и в азиатской поп-музыке, кино и завоевывающих Азию корейских сериалах «K-драмах». Через Канны, Голливуд и Венецианский фестиваль они возвращаются обратно в Азию. И это прорыв, ведь еще совсем недавно подаренная японцу или китайцу вещь корейского производства воспринималось как оскорбление. Подобно тому, как среднестатистическому французу бутылка хорошего тосканского вина казалась ошибкой процесса самопрезентации выбиравшего подарок. Привычная к международному формату жизни, я привыкла к чужим взглядам, хотя бабушка учила меня никогда никого не разглядывать. Однако став автором собственного курса по этикету, теперь я сама рассказываю, что долгий и задержанный взгляд таит в себе опасность и вызов. Европейцам не стоит пристально вглядываться в азиатов, а вот азиаты изучают нас подолгу и очень внимательно. Например, моделей. Тысячи молодых европейских моделей обкатываются на Азии. Мой любимый журнал Vogue Japan в начале двухтысячных печатает на своих страницах в основном девушек европейской внешности, кaк, впрочем, и Vogue Korea. На страницах азиатского глянца царит культ свадеб, однако в реальной жизни момент бракосочетания оттягивают, как могут. В Азии считается, что если ты не женат, ты не взрослый (читаем «молодой»). Значит, за учебой и карьерой стоит еще и нежелание взрослеть? Но решение создать семью вознаграждается традицией, ведь свадьба – главное событие жизни, как и рождение ребенка. А с появлением детей и родители переживают второе рождение, и именно дети потом позаботятся об их красоте. Кажется, все понятно и сложилось, как пазл. Обнаженное неувядающее тело Моники Беллуччи неожиданно оказалось эталоном красоты для Азии. Впрочем, не только красоты, но заодно и успешной карьеры.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Совет по туризму Сингапура запустил глобальную программу лояльности для MICE групп - INSPIRE
Стартовал четвертый фестиваль морских специалитетов «Держи Краба!», который проводит Паназиатский ресторан Zuma. Попробовать краба по специальной цене можно от Москвы до Владивостока в 71 ресторане-участнике более чем в 20 городах России.
Небольшой и очень удобный регион для автопутешествий на выходные
показать еще
Читайте в сентябре BUSINESS TRAVELLER №35
  • Деловой туризм в Абу-Даби: площадки, идеи и рекомендации
  • Тенденции: Гастрономические рейтинги как бизнес-инструмент
  • Диалоги: Елена Шубина об интуиции в издательском деле
  • Направления: Абу-Даби | Норвегия | Лигурия | Дрезден | Бал-Харбор
Оформить подписку