Премия

Тайны берлинского двора

Создатель проекта «авторские туры по Берлину» Андрей Седов приглашает на прогулку по местам, которых вы не найдете в путеводителях по столице Германии, — хорошо сохранившимся после войны старым жилым кварталам

Карривурст, гражданские права и пиво

Закусочные «Коннопке-имбис» (Konnopke’s Imbiß) знает каждый житель Берлина. К киоскам с традиционным столичным фаст-фудом, карривурстом (это сосиска, политая соусом карри), ежедневно тянутся огромные очереди. Вы скажете, что двадцатиметровая очередь у уличного киоска это перебор? Настоящий берлинец с вами поспорит. Терпеливо ждать свою порцию простого и дешевого стритфуда – это, с точки зрения немца, правильно (поддержка малого бизнеса) и социально (располагает к общению). В очереди можно обсудить работу транспорта и новые законы, перемыть косточки власти – излюбленное занятие столичных жителей.
Еще в XIX веке в Берлине существовал запрет на собрания в общественных местах. Горожане собирались в пригородах, в тенистых садах у пивных заводов. Например, в районе Пренцлауэр-Берг (сегодня это столичный округ). В XIX веке кирпичные здания занимали заводы и доходные дома для рабочих, а сейчас это дорогущая и фешенебельная недвижимость. Впрочем, легендарная сосисочная «Коннопке-имбис» здесь тоже есть, прямо под стальной конструкцией железнодорожной эстакады берлинского метро. Горожане называют эстакаду «зонтиком», потому что в дождливый день под ней можно укрыться в очереди за сосиской.
Чуть поодаль, на улице Кастаниеналлее (Kastanienallee) находится самый старый городской пивной сад «Пратер». Здесь когда-то отдыхал от тяжелой фабричной работы берлинский пролетариат, а опальные социал-демократы рассказывали о гражданских правах и свободах. Сад и сегодня открыт для посетителей, тут можно утолить жажду свежесваренным пивом – сиди хоть до темна за длинными деревянными столами. Устав от разговоров о политике и футболе, можно просто послушать живую музыку или посмотреть спектакль под открытым небом.

Швоф, современное искусство и ремесленники

Улица Кастаниеналлее ведет нас в эпоху «золотых двадцатых» (так называют период расцвета немецкой культуры, науки и искусства с 1924 по 1929 год). Один из образцов того времени – Шпандаусское предместье, квартал довоенных дворов, где соседствуют современное искусство и городская гастрономия.
Ощутить «золотые двадцатые» можно в заведении «У Кларочки» (Clärchens). Так звали первую владелицу, открывшую в 1913 году танцевальный зал на улице Аугустштрассе. Заведение пережило обе мировые войны, в нем сохранились интерьеры того времени, а усатые, одетые в старомодные черно-белые униформы официанты словно сошли с киноэкранов. Именно здесь Тарантино снимал Париж 1940-х для своих «Бесславных ублюдков». Но самое главное – это танцы! Здесь каждый вечер танцуют свинг, аргентинское танго или берлинский швоф (что-то вроде деревенских танцулек с элементами флирта). Вокруг паркетного танцпола за потертыми деревянными столиками сидят посетители, трапезничая незамысловатыми берлинскими котлетами, сосисками или шницелями. Завсегдатаи «У Кларочки» – живущий по соседству креативный класс, а потому атмосфера непринужденная и дружелюбная, будто попал на большой квартирник в стиле арт-хаус.
На этой же улице находится памятник архитектуры баухаус – бывшая школа для девочек, построенная в 1930 году на деньги еврейской общины. Кирпичное здание с ленточным остеклением по фасаду напоминает советский конструктивизм. Сегодня коридоры и классные комнаты увешаны работами известных фотографов и художников. В бывшей школьной столовой находится ресторан высокой кухни Pauly Saal, оформленный в стиле уже американских «ревущих двадцатых»: ковры, люстры из золотого венецианского стекла, барная стойка эпохи сухого закона. Над окном в ресторанную кухню нависает четырехметровая ракета Miss Riley – инсталляция художницы Косимы фон Бонин. Заведение отмечено звездой «Мишлен», а потому стол здесь лучше бронировать заранее. Но на первом этаже есть вариант демократичнее – Cafe Mogg. Здесь на деревянных подносах подают сочные сэндвичи с пастромой, стейки из лосося и другие деликатесы.
В квартале Софие-Гипс (Sophie-Gips-Höfe) когда-то собирали швейные машинки и велосипеды. В ГДР здесь производили медицинские приборы, а после падения Берлинской стены район опустел, дома обветшали. Новые хозяева в середине 90-х затеяли реновацию и, чтобы привлечь арендаторов: наносили стрит-арт на клинкерные фабричные фасады. Одно из граффити рассказывает о молочных реках и кисельных берегах, которые где-то «далеко-далеко». Автор хотел показать, что берлинский центр когда-то представлял собой благополучный и зажиточный район, но после войны пришла разруха... Сегодня Софие-Гипс – это красивые отреставрированные дворики с галереями и уютными кафе. Посидите на кожаных диванчиках в кафе Barcomi's Deli и обязательно сходите в бывшие фабричные цеха, где находится частная коллекция современного искусства семьи Хофманн.
Вообще берлинские коллекционеры любят выставлять накопленное ими искусство в необычных местах. Одно из них – высотный нацистский бункер, на котором известный медиамагнат Кристофер Борос отстроил себе пентхаус и даже озеленил бетонную кровлю. Здание называют в честь владельца – Boros Bunker. Внутри этого массивного монстра находится коллекция, которая считается одной из самых значительных в Берлине. Гуляя по глухим помещениям, начинаешь понимать, что бетон – это идеальный контрастный фон для работ современных авторов… А вот двор дома Шварценберг никак не вписывается в магазинно-кафешные улочки Шпандауского предместья. Этим он и хорош. Стены здесь буквально тонут в граффити начинающих или уже именитых художников. Из известных, например, «Маленькая Люси» – девочка, которая в разных вариациях преследует и мучает кошку. В подвале одного из домов расположен «Кабинет монстров» – коллекция арт-андеграундных хоррор-инсталляций, которые шевелятся, моргают и скрежещут под суровый тяжелый рок в свете тусклых прожекторов.

Авангард, стритфуд, и блошиные рынки

Довоенной аутентикой может похвастаться берлинский район Кройцберг (Kreuzberg). Городская культура стритфуда берет начало именно отсюда, а точнее, со старого рынка Markthalle IX. В позапрошлом веке рядом с рынком находился вокзал Гёрлицер (Görlitzer), и пассажиры, коротая время перед поездом, заходили на рынок что-то купить в дорогу и перекусить. Традиция кормить сохранилась на рынке по сей день. Здесь не только сосиски, но и кое-что интереснее: острая курица по-ямайски, азиатские пельмени дамплинги, сэндвичи с яйцом пашот и английские пироги. Всё это запивается мозельским рислингом или пшеничным нефильтрованным, сваренным здесь же в подвале. Как попробовать всё и при этом не объесться? А еще ведь нужно оставить место для десерта. Что выбрать на этот раз? Домашний маскарпоне, веганские кексы или разноцветные макаруны?
Кройцберг гордится и уникальными музеями. Берлинскую галерею архитекторы создали как единое выставочное пространство, где нашлось место и для картин, и для инсталляций во всю высоту здания. Здесь можно посмотреть работы известных дадаистов и авангардистов. Недалеко находится Еврейский музей, архитектурная гордость Кройцберга работы Даниэля Либескинда. Здание известно ломаными и незавершенными формами на фасадах и внутри. Например, центральная лестница упирается в глухую стену, создавая визуальный дискомфорт и ощущение тупика.
Берлин – город блошиных рынков. Горожане никогда не гнушались покупать подержанные вещи или мебель, особенно в послевоенные годы. Один из самых «нетуристических» рынков – блошинка на площади Боксхагенер (Boxhagener Platz) в бывшем рабочем квартале Фридрихсхайн (Friedrichshain). Площадь окружена доходными домами, которые в спешке строили в конце XIX века, чтобы заселить рабочий класс. Здесь можно присмотреть старинные рамки для фотографий или зеркал, антикварную посуду, книги с нарисованными еще от руки иллюстрациями и многое другое.
Берлин очень разный. В центре города рядом с архитектурными шедеврами соседствуют руины социалистического прошлого. По столице буквально разбросаны остатки берлинской стены, бывшие КПП и сторожевые башни. Местами встречается архитектура эпохи Третьего рейха. Или вот памятник погибшим евреям Европы – необъятный, состоящий из 2711 бетонных блоков. Очень некомфортный для восприятия – вот как с ним ужиться? Но город, собрав в своем растянутом туристическом центре все эти свидетельства непростой истории, не стесняясь, откровенно рассказывает о них своим гостям.
Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Премия
Черноморская Грузия
Тест отеля в Новом районе Тбилисского моря
Тест отеля, расположенного около аэропорта города Франкфурт
Путеводитель по Венеции
Редакция Business Traveller протестировала новинку — Huawei P20, чтобы понять, насколько смартфон подходит тем, кто часто путешествует.
Тест отеля с винной обсерваторией
Новые летние напитки московских ресторанов
Рестораны с лисичками в меню
Краткий путеводитель по грузинскому вину
Гостиничное хозяйство
Тест отеля с головокружительными видами
Перелет по маршруту Москва (VKO) – Стамбул – Маэ (Сейшелы)
Направление MICE / Грузия
Первый настоящий отель Лиона
Отель с иголочки с безупречным сервисом
Нешаблонный all inclusive в хорошо знакомой Турции
показать еще
Вопрос
Старший вице-президент по бренд-коммуникациям и коммерческому развитию компании Hyatt International в странах Европы, Африки, Ближнем Востоке и Юго-Западной Азии
Читайте в августе BUSINESS TRAVELLER №29
  • Тесты: Гостиницы Москвы и Стамбула
  • Стоповер: Предложения для транзитных путешественников
  • Диалоги: Сергей Сельянов – о российском кино
  • Выход в город: Женева | Манама | Токио | Бухара | Самарканд
Оформить подписку