Премия

Не хочу просто плыть по течению

Константин Райкин рассказал Анне Сиротиной о национальной идее, «остром» администрировании и самом театральном городе мира

Константин Аркадьевич, театральные критики единодушно назвали вас «Человеком года» за смелость и бескомпромиссность в отстаивании свободы творчества…
Ни одна моя роль никогда не вызывала такого интереса, как выступление на том съезде Союза театральных деятелей. Но я готов отдать свое звание и попросить вместо этого посмотреть наши спектакли. Театр сейчас не интересен никому, кроме зрителей. Я теперь критиков даже не зову, бессмысленно. Они неспособны на настоящий разбор, который бы чем-то помог в работе. Хотя нуждаюсь в профессиональном анализе со стороны.

Как прошел этот сезон вне дома?
Мы же сейчас находимся в кочевом состоянии и только через два года должны вернуться в свой театр (помещение театра «Сатирикон» сейчас на реконструкции – Прим. ред.). Всю жизнь мы выпускали за один сезон не менее двух спектаклей на большой сцене и еще несколько на малой. В этом году я поставил только один. Это разрушительно для театра, для труппы, когда коллектив полгода находится в простое и ничего нового не репетирует. Огромная часть бюджетных денег уходит на аренду залов, а оставшихся еле-еле хватает на одну новую постановку.

В новом сезоне ситуация изменится?
На бюджетные средства будет по-прежнему один спектакль – «Дон Жуан» Мольера в постановке Егора Перегудова, где я сыграю Сганареля. Но мы переносим две студенческих работы на большую сцену. В одной из них, пластической, которая будет называться «#НЕБАЛЕТ», первая часть «Кармен начало» на музыку Бизе и Щедрина. Вторая будет сделана на основе итогового экзамена по танцу на музыку Моцарта и Пярта. Режиссер этого спектакля – Ренат Мамин. Другая постановка с молодыми – «#НЕПУШКИН», музыкальная фантазия по современной поэзии, режиссеры – Марина Дровосекова и Сергей Сотников. В труппу войдут 14 моих студентов-выпускников.
Репертуар подбираете так же тщательно, как студентов?
Ориентируюсь в первую очередь на качество пьесы. Последний наш спектакль «Ваня и Соня и Маша и Гвоздь» появился неожиданно. Я собирался ставить «Сирано де Бержерака» с молодыми актерами, и за две недели до начала репетиций узнал, что из-за недостатка средств следующая постановка может появиться только через год. Тогда выбрал новую пьесу, так как там могли быть заняты разные поколения исполнителей, да еще два-три состава. Хотел, чтобы взрослые и очень важные для меня артисты не были в простое, иначе я их потом не соберу. Люди же участвуют в антрепризах, снимаются в кино и от этого сбиваются прицелы. Это похоже на то, как расстраивается инструмент, если на нем играют все. Я чувствую, когда они трудятся в разных местах, это заметно даже по очень умелым профессионалам. У нас создан какой-то единый творческий знаменатель, уровень правды и точности. Однако не могу своим артистам запретить работать на стороне, они получают в театре так мало, что на это невозможно достойно существовать.

Как сделать театр успешным коммерческим проектом?
Репертуарный театр (с постоянной труппой и репертуаром – Прим. ред.) прибыльным не бывает по определению. Это убыточное предприятие, требующее вливаний. По стандартам мировой театральной экономики доход, составляющий 47% от требующегося бюджета, уже считается высоким. А у нас были самые невероятные показатели. Мы зарабатывали 80-83%.

Можно ли изменить эту ситуацию?
Думаю, мог бы помочь внятный, работающий закон о спонсорстве и меценатстве. Нужны реформы и какие-то совершенно новые подходы, но прежде всего необходимо менять сознание. Если поставить человеческую личность во главу угла, произойдет абсолютный передел всей системы власти и взаимоотношений. Национальная идея сейчас заключается в слове «деньги», сколько бы ни говорили о патриотизме. А она должна звучать так: «человек и его бесконечная ценность». То есть то, что исходит из всей великой русской классической литературы – от Достоевского, Толстого, Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Чехова… А у нас такой принцип постоянно попирался, и «человек» – самое низкое звание.

Вы сами тридцать лет руководите театром. Творческому человеку сложно удерживаться на позиции менеджера?
Не могу сказать, что у меня хорошо получается. Мне приходится это делать, потому что чувство долга очень развито. Вынужден договариваться, притягивать разных людей к работе и совершать много нетворческих телодвижений. Ощущаю себя лохом в делах, когда надо что-то согласовать, разобраться с юридическими документами. Мне называют кучу терминов, которыми я должен пользоваться, а я этого ничего не знаю. Поле моей компетенции сужается. Я владею своим делом вполне хорошо и развиваюсь в нем, знаю какие-то тонкие педагогические вещи, как выстроить роль, сцену. Но нуждаюсь в людях, которые более современно и остро администрируют. Сейчас время, требующее каких-то иных ходов и стиля управления.
Вы человек риска или скорее осторожный стратег?
Всегда планирую, все-таки тридцать лет руковожу театром. Но разумный риск все равно нужен. Мы же играем «Все оттенки голубого» на большой сцене. Я взял эту пьесу, автор которой даже не надеялся, что ее когда-нибудь поставят в России. Мое выступление на съезде было тоже рискованным. Я тогда был в состоянии ожидания решения – дадут нашему театру денег или нет. У меня есть какие-то очень сильные сдерживающие мышцы в голове, которые не позволяют сделать то, что иногда очень хочется. На мне ведь ответственность за большое количество человеческих судеб.

Вы прошли уже все жизненные испытания – огонь, воду и медные трубы?
Что значит прошел? Мне же еще ого-го сколько предстоит... Я очень интересуюсь сюжетом своей дальнейшей жизни и участвую в ней. Все время рулю и как-то в потоке делаю плавательные движения в разных стилях. Не хочу просто плыть по течению. Я и студентов своих так учу – везет тому, кто этого заслуживает. Бог только тех отмечает, кто ему навстречу выпрыгивает.

Вашим именем названы торговый центр и отель. Какое отношение вы к этому имеете?
Это не мое имя. Это имя моего отца и все названо в его честь. Мы хотим сделать в этом районе важный культурный очаг, создать целый комплекс: театр, кинозалы, институт, торговый центр и памятник Аркадию Райкину. Идея была лишь в том, чтобы увековечить его имя.

Какое место в вашей жизни занимают деньги?
Моя школа держится только на спонсорах. За всю жизнь у меня было два источника доходов – театральная зарплата и концерты, мое индивидуальное предпринимательство. Раньше я еще иногда снимался. Я могу помогать студентам, делать какие-то подарки, оплатить коллективный стол, у меня есть дача. Считаю себя вполне обеспеченным человеком на уровне нормального среднего класса. Помогаю денежно своей сестре, бывшей актрисе Вахтанговского театра, и еще нескольким людям.

Какие географические открытия случились с вами за последнее время?
Моя жена любит путешествовать в новые страны, а я предпочитаю возвращаться в любимые. Это Италия и особенно Венеция. Приезжаю туда каждый год хотя бы на несколько дней. Для меня это особый город, который постоянно дает какие-то подсказки. Благодаря этому месту родилось уже несколько спектаклей: «Кьоджинские перепалки», «Синее чудовище», «Синьор Тодеро хозяин». «Лондон Шоу» (спектакль по пьесе «Пигмалион» Б. Шоу) я придумал тоже в Венеции, хотя пьеса никакого отношения к ней не имеет. Но идея и решение спектакля пришли именно там. Этот город меня постоянно будоражит. Там театральная среда, тебе постоянно что-то мерещится, в голове роятся разные фантазии.

Куда вы отправитесь этим летом после закрытия сезона?
В Италию, на остров Искья в Неаполитанском заливе. А затем в Словению и чешские Карловы Вары, которые я тоже посещаю каждый год. Мне нравится это место, я гуляю и пью водичку, и это какой-то мой город. Там тоже многое придумывается, туда не зря ездили люди поумнее и помасштабнее.

Дешевые билеты онлайн
Взрослые
от 12 лет
Дети
2-12 лет
Младенцы
до 2 лет
Премия
Кресла в бизнес-классе
Boeing 757-200, 767-300ER
Интервью с ресторатором Михаилом Гохнером
О том, как взять и все поменять в 50 лет
Непревзойденный корейский сервис в сердце северной столицы
участник премии
Перелет из Москвы в Лондон первым классом
Бизнес-зал в терминале E
участник премии
Отель без казусов
Интервью с Константином Райкиным
участник премии
Бизнес-лаунжи международного аэропорта Гейдар Алиев (Баку)
Маленькая Япония в центре самого хайпового района Лондона
Отель, где собрано лучшее, что есть в Марокко
Из Москвы на Сейшелы через Стамбул бизнес-классом
Отель как неизменный символ города
участник премии
Отель с преимуществами
Отель в Амстердаме, куда хочется возвращаться
Один из лучших вариантов в Москве для бизнес-туристов, выбирающих отель категории 4*
показать еще
Вопрос
Старший вице-президент по бренд-коммуникациям и коммерческому развитию компании Hyatt International в странах Европы, Африки, Ближнем Востоке и Юго-Западной Азии
Читайте в августе BUSINESS TRAVELLER №23
  • Тесты: Air Astana | Radisson Royal Moscow | MasterCard
  • Бизнес: когда наступит светлое цифровое будущее?
  • Разбор полетов: банковские программы для путешественников
  • Выход в город: Ницца | Алматы | Калининград
Оформить подписку